Как и почему малыши и подростки оказываются в приюте

 (1)

Kosmeetika, meik, meikimine, ilu, välimus
фото иллюстративноеFoto: Vallo Kruuser

Каждый год только в столичный приют Мянни попадает около сотни детей. Причины разные: начиная от ситуации вроде того, что папа забыл ребенка в песочнице и пошел в магазин, а бдительные прохожие вызвали полицию. В таком случае малыш проводит в приюте несколько часов, пока его родители за ним не приедут. И вплоть до ситуации когда ребенок-подросток сам приходит в приют со словами: помогите, меня дома терроризируют, пишет "МК-Эстония". Сотрудники приюта рассказывают шокирующие истории о брошенных в прямом и переносном смысле своими родителями детях.

Часто бывает так, что подростки, не найдя дома понимания, приходят в приют и просят там разрешения пожить. Мотивируя тем, что дома с ним плохо обращаются. Директор приюта Тийна Симсон отмечает, что, как правило, в таких случаях проводится беседа с родителями, чтобы выяснить, соответствует ли эта информация действительности, а также делают запрос в школу и в соцотдел по месту жительства.


И если слова ребенка подтверждаются, и выясняется, что родители действительно плохо обращаются с ребенком, его оставляют на время в приюте, пока соцработники занимаются выравниванием ситуации в семье. Если выясняется, что дома просто к подростку слишком много требований из разряда ”помой посуду, убери в комнате и сделай уроки”, то, конечно, в таком случае опасности жизни и здоровью ребенка нет.

ТОП


”У нас еще более четкий распорядок дня, и некоторые дети просятся вскоре обратно домой”, — отмечает Тийна Симсон.


Но бывают очень серьезные проблемы, когда ребенка нужно срочно спасать. Например, если у родителей алкоголизм, наркомания, психические проблемы в такой степени, что они уже не в состоянии заботиться о своих детях. Или же в семье постоянное физическое насилие по отношению к детям.


Если у родителя есть зависимость (а в приют попадают чаще всего дети родителей-одиночек), то неизбежно отношения родителя и ребенка становятся не совсем нормальными. Ребенок может выполнять роль мамы или папы для своей мамы. Он должен заботиться о своих пьющих или колющихся родителях, чтобы те, например, не проспали на работу.


Брошенные и покинутые


Могут забрать детей и в случае, если родители оставляют их одних дома и уходят веселиться. Как это недавно было в семье, где мать одна воспитывала троих детей в возрасте от 3 до 7 лет. Она по вечерам оставляла их одних дома, а сама шла по барам знакомиться с мужчинами. И однажды соседи вызвали полицию — дети дома одни.


”Хотя в законе не прописан четкий возраст, с которого можно оставлять детей одних дома, — говорит Тийна Симсон, — все же дети 3–7 лет еще не способны сами справляться одни. Хотя такие родители и заверяют, что способны. Над этим вопросом, чтобы внести в закон возраст, с которого можно оставлять ребенка одного дома, насколько я знаю, сейчас работают. Потому что оставлять дома таких малышей одних — это очень опасно!”


Другое дело, что зачастую такие родители отрицают, что они ходят по вечерам и ночам развлекаться. Они говорят, что ходят на работу. Мол, работа по сменам, и никуда не деться, детям приходится быть одним.


”В таких случаях соцотдел назначает семье специалиста, который помогает маме детей найти другую работу, и следит, чтобы она водила детей в садик, — описывает ситуацию руководитель приюта. — И когда ситуация налаживается, родителю возвращают детей”.


Бывают также случаи, когда дети остаются без родительского присмотра. Дома грязь, еда — позавчерашняя или еды нет вообще, детям говорят: иди сам себе купи что-то в магазине.
”А что ребенок купит? Какие-нибудь быстрые макароны, которые залил водой — и готово! Или чипсы и лимонад”, — вздыхает Тийна Симсон.


Запущенные случаи


В среднем дети проводят в приюте два месяца. Но если идет судебный процесс о лишении родителей родительских прав, то могут быть и дольше.


Насколько сложно, если ребенок попал в приют, родителю потом его оттуда забрать? Иногда бывает непросто. Соцработники выдвигают ряд требований, как нужно нормализовать ситуацию, чтобы ребенка вернули в семью.


Например, если у родителя проблемы с зависимостью — например, алкоголизм в запущенной форме, наркомания и т. д. — то идет и работа со специалистом.


Если проблемы с ухоженностью детей, то нужно, чтобы родитель эти проблемы ликвидировал. Если проблемы с чистотой, то нужно, чтобы в следующий визит соцработников в квартире было чисто, все вещи разложены по местам, и была свежеприготовленная еда и продукты в холодильнике.


Но бывают и очень запущенные случаи. Например, дети два года не ходили в школу, потому что их мать страдала от психиатрического заболевания, и они боялись уйти из дома, чтобы с ней ничего не случилось.


Или же 8-летний ребенок за два года ни разу не был в школе, а его родители ничего не предпринимали, чтобы объяснить ему, зачем нужно ходить в школу и какие могут быть последствия.


С детьми тогда пришлось много работать. Подтягивать их по учебе, начинать прямо с азов, повышать мотивацию ходить в школу, много разговаривать и объяснять. В этом плане Тийна Симсон очень хвалит школы — они идут навстречу в запущенных случаях гораздо охотнее родителей. Составляют индивидуальный план обучения, прикладывают усилия, чтобы у ребенка все наладилось.


”И вот представляете, ребенок получил первую пятерку! Звонит и радостным голосом об этом сообщает! Это столько счастья!” — улыбается она.


Для тех родителей, чьи дети в приюте, есть бесплатные курсы и консультации. Потому что, отмечают специалисты, в последнее время стало много таких родителей, которые вроде как взрослые, но родительских навыков у них нет. Они не понимают ролей и обязанностей мамы и папы. И приходится их учить.


Хотя недавно был в приюте ребенок из очень хорошей семьи. Отец — врач, мама — психолог. Казалось бы, образованные и умные родители. Но они никак не могли найти общий язык со своим собственным ребенком.


Как семья


Всего в Таллинне — два приюта, в Нымме и Лиллекюла. В Лиллекюла — приют постарше, он действует с 1993 года. В детском приюте Мянни в Нымме — 14 мест. И все они преимущественно постоянно заполнены.


В приют попадают дети от 3 до 18 лет. Преимущественно из Таллинна, но бывают и дети из Нарвы, Финляндии, Болгарии, Англии, Нигерии и других стран.


Например, финские дети нередко проникают на паром и приплывают в Таллинн, где шляются по улицам. Их в приют приводит полиция. Ребенок из Болгарии приехал в Эстонию с отцом. Отец попал в ДТП, его увезли в реанимацию, ребенка — в приют. Ребенок из Нигерии попал в Эстонию вследствие торговли людьми. Ребенок из Англии — его усыновили, а потом не захотели, и просто привезли и бросили под дверью. Для него это была огромная травма.


Бывают и случаи, когда родители сами приводят детей в приют. Например, маме нескольких детей нужно рожать, а старших детей оставить не с кем, поэтому она на несколько дней отправляет их в приют. Где же тогда отец? А его или нет, или он все время работает, или же он не родной отец этим детям и не хочет о них заботиться, пока их мать рожает от него ребенка.


”Мы для них — как семья, — говорит психолог приюта Наталья Зайцева. — Как правило, у детей, которые к нам попадают, основные проблемы — это тревожность, страхи и стресс. Работаем, снимаем напряжение, проводим по возможности терапию, помогаем справиться с новой ситуацией. Зачастую это кризисная работа, нужно срочно тушить очаг проблем”.


Воспитатели стараются, чтобы после попадания в приют жизнь ребенка существенно не менялась. Самых маленьких отвозят в садик, тот же садик, куда они ходили, когда жили дома. Старшие по возможности ходят в ту же школу, чтобы не менялся круг общения.


Свой чужой ребенок


По словам Тийны Симсон, очень многие родители не ценят своих детей. Когда она просит назвать их хорошие качества, родители даже не знают, что сказать. Нередко они воспринимают ребенка лишь как источник проблем, который мешает им жить так, как им хочется.


”А нужно находить в ребенке хорошее, хвалить его, поддерживать. Ведь похвалы много не бывает и перехвалить просто невозможно! — подчеркивает она. — Скорее повсеместно мы видим дефицит похвалы со стороны близких”.


И еще, добавляет директор приюта, очень важно — не недооценивать проблемы ребенка. Если его что-то тревожит, надо сесть рядом и внимательно выслушать. И заверить, что он умница и со всем обязательно справится. А не отмахиваться: мне бы твои проблемы!
В приюте — очень много подростков. Чаще всего они попадают туда потому, что не складываются отношения с родителями. Например, мама после развода быстренько нашла себе нового мужчину, и с ним у ребенка отношения не сложились. Или же у мамы и у папы — уже новые семьи, и ребенок, когда становится сложно у мамы, бежит к папе. А когда становится слишком много требований у папы — бежит обратно к маме.


Сложно и когда мама нашла нового мужчину, у них родились общие дети, все внимание родителей — им, и старший ребенок чувствует себя никому не нужным.


Есть и совсем заброшенные подростки. И когда они попадают в приют, они не скрывают, что им нравится, когда ими интересуются. Например, как дела в школе? Или куда идешь гулять и с кем? Когда вернешься? Они говорят, что дома мама никогда не спрашивала, куда он идет и когда вернется. Ей было все равно, даже если он гулял по улицам до ночи. И никогда не звонила, если он задерживался.


Отсутствие внимания и интереса к своему ребенку — увы, очень распространенная проблема.


”Я у детей часто спрашиваю: загадай три желания! Какие они? — рассказывает Тийна Симсон. — Вдруг мы можем их исполнить и их хоть как-то порадовать. Одна девочка сказала мне: возьмите мою маму сюда на работу, чтобы я могла с ней больше проводить времени”.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии