Как формируется цена на отопление и сколько на нас зарабатывают поставщики тепла

 (38)
Eurod
EurodFoto: Madis Veltman

В ноябре стало известно, что Кристьян Раху, владелец теплоэнергетической фирмы Utilitas, которая обслуживает 170 000 домохозяйств нашей страны, продает свою долю в предприятии австралийской инвестиционной компании First State за 320 миллионов евро, пишет "МК Эстония".

По этому поводу Раху решил выплатить каждому сотруднику Utilitas (а это больше 260 человек) премию в размере 50 тысяч евро. С одной стороны, можно лишь порадоваться за удачливого бизнесмена и его сотрудников, имеющих столь щедрого работодателя. С другой — сразу возник логичный вопрос: это ж сколько на самом деле стоит отопление и сколько поставщик накидывает сверху, если это позволяет получать такие сверхприбыли?

Событие для Эстонии беспрецедентное, такого раньше никогда не было. Причем Кристьян Раху пообещал всем одинаковую премию, вне зависимости от занимаемой должности, будь то рядовой рабочий или член правления. Конечно, с упомянутых 50 тысяч евро надо еще заплатить государству налоги, но все равно останется более 30 тысяч на руки, что для многих является зарплатой за несколько лет.

Для бизнесмена все это означает расходы на сумму 13 миллионов евро. Впрочем, это лишь 4% от суммы сделки в 320 миллионов. Сам Раху на вопрос журналистов, откуда пришла такая идея подарка сотрудникам, ответил так: ”Надеюсь, что от чистого сердца”.

За что платит потребитель?

Как же складывается цена на отопление и сколько на самом деле на нас зарабатывают поставщики тепла? Эти вопросы в разных вариациях после появления новости о крупной сделке звучали неоднократно.

Председатель правления AS Utilitas Андрес Веске объясняет, что цена на отопление состоит из нескольких компонентов.

”Как правило, затраты делятся на так называемые фиксированные и переменные издержки в зависимости от их характера. Например, амортизация или затраты на зарплату работникам теплоснабжающего предприятия являются постоянным компонентом цены, а закупаемое топливо или электроэнергия являются переменными, то есть потребность в них зависит от потребления тепла”, — поясняет Андрес Веске.

Председатель правления AS Utilitas также ссылается на то, что цена на тепло расcчитывается в соответствии с методикой, согласованной Департаментом конкуренции. Всю документацию на эстонском языке при желании можно найти на сайте www.konkuretsiamet.ee в разделе ”Piirhindade kooskõlastamise metoodikad ja juhendid”.

”Установленная по этой методике формула предельной стоимости основана на затратах, и для каждого региона будет определена своя формула ценообразования. Согласованная цена называется предельной, потому что дороже нее тепло продаваться не может”, — говорит Веске.

Разные регионы — разные цены

Даже в разных районах одного города цена на тепло может отличаться, причем разница бывает довольно существенной. Андрес Веске добавляет, что отличается не только стоимость, но и компоненты, из которых она состоит. Объем продаж в регионе, используемый топливный портфель, техническое состояние системы отопления (то есть теплопотери), возраст и стоимость ресурсов, связанных с производством и передачей тепла, — вот ключевые факторы, влияющие на формирование цены.

”Однако если фактические затраты ниже предельной цены, то мы имеем право продавать тепло дешевле. И компания Utilitas неоднократно пользовалась этой возможностью”, — подчеркивает председатель правления топливной фирмы.

Например, в ноябре продажная цена на тепло в сетевом регионе Таллинна и Маарду составила 54,51 евро за мегаватт/час (с налогом — 65,41 евро), что ниже действующей предельной цены, которая составляет 55,10 евро за мегаватт/час (с налогом — 66,12 евро).

Свою роль в ценообразовании играют и налоги, такие как акциз на природный газ или топливное масло и налог с оборота. Как и большинство других товаров и услуг, тепло облагается 20-процентным налогом с оборота.

”А, например, акцизный налог на природный газ влияет на стоимость тепла в Таллинне в размере 4–5%”, — говорит Веске.

Так же, как с электричеством

ТОП

Недавно потребителей напугали новостью о том, что предлагающие услугу центрального отопления предприятия хотят изменить ценообразование по аналогии с электричеством. То есть помимо платы за потребленную тепловую энергию взимать также сетевую плату. Другими словами, придется платить, даже если не включать отопление.

Обосновывали это тем, что многие топят кондиционерами с функцией теплового насоса или геотермальными отопительными системами, а центральное отопление включают только в самые холодные месяцы. Для простого человека это выгодно, а для отопительных фирм означает ненужные расходы, потому что исправность инфраструктуры центрального отопления нужно поддерживать круглый год. Согласно появившейся в СМИ информации, в среднем счета за отопление могли бы вырасти примерно на 10%.
Хотя, по мнению председателя правления Utilitas Андреса Веске, такая система была бы более справедливой для потребителя.

”Если при текущей, состоящей из одного компонента цене переменные и постоянные компоненты отражаются в цене на тепло вместе, то в будущем многие предприятия перейдут на двухкомпонентный расчет цены, чтобы цена тепла была более справедливой для потребителей. В счетах будут отдельно указываться переменные затраты (евро за мегаватт-час) и фиксированные, то есть плата за мощность (евро за мегаватт)”, — говорит Веске.

Так же сегодня происходит с электричеством. Цена сетевой услуги включает плату за амперы, а стоимость потребленного электричества приводится отдельно.

”Стоимость теплофикации для обычного потребителя при переходе с однокомпонентной на двухкомпонентую цену увеличиваться не будет, а благодаря справедливому распределению затрат расходы обычного потребителя могут, наоборот, снизиться и будут более равномерно распределяться в течение года”, — успокаивает Андрес Веске.

Идея не нова

К слову, идея введения сетевой платы за отопление не нова. Министерство экономики и коммуникаций предлагало это сделать еще несколько лет назад, парламент так и не принял соответствующие поправки. Хотя глава службы регулирования Департамента конкуренции Кюлли Хааб считает, что двухтарифное ценообразование разрешает и нынешняя редакция закона.

”Сегодня ситуация такова, что предприятия центрального отопления должны сами разработать эти принципы и очень подробно ознакомить с ними потребителей. А наша задача — проверить, чтобы основы и принципы ценообразования были обоснованы”, — пояснила Хааб в интервью порталу uudised.err.ee.

В случае сетевой платы предприниматель тоже должен будет доказать, что он взимает деньги за реальную услугу и не зарабатывает на этом слишком большую прибыль. По всей видимости, двухкомпонентная плата за отопление будет введена не раньше отопительного сезона 2019–2020 года.

В целом же ситуация с центральным отоплением в Эстонии неплохая. По крайней мере, по сравнению с соседями. Так, согласно данным социологического исследования, проведенного фирмой Nielsen, 47% жителей Эстонии довольны центральным отоплением — говорят, что дома тепло и при этом достаточно свежего воздуха. Этот показатель существенно выше, чем в Литве (35%), и немногим больше, чем в соседней Латвии (45%).