Хождение по мукам: получить муниципальное жилье попавшим в отчаянное положение людям почти невозможно

 (99)

Tallinna munitsipaalmajad ja korterid Raadiku tänaval
Tallinna munitsipaalmajad ja korterid Raadiku tänavalFoto: Tiit Blaat

Не так давно газета ”Столица” опубликовала большую статью о том, как город помогает жильем попавшим в сложное положение людям. Речь шла о социальном проекте, в рамках которого столица помогает бывшим бездомным вернуться к нормальной жизни, оплачивая аренду жилья. Однако так везет не всем — например, попавшим в не менее сложное положение людям, которые имеют работу, получить жилье от города совсем непросто, пишет "МК-Эстония".

”Моя история началась три года назад, когда я встала на очередь для получения муниципального жилья, — рассказывает Светлана (имя по просьбе женщины изменено — ред.) — Своей квартиры у меня никогда не было — когда мне было девять лет, маму лишили родительских прав, а я отправилась в детский дом. После мне выделили в Кохтла-Ярве комнатенку в общежитии, в которой я жить просто не смогла — условия были кошмарными”.

Квартиру матери забрали за долги, сестра, которая стала опекуном Светланы, погибла в автокатастрофе пять лет назад. Годом позже умер брат. Светлана осталась одна. Зато с ребенком.

”С отцом ребенка мы разошлись, через некоторое время я встретила мужчину, вышла за него замуж, родила второго мальчика, — продолжает Светлана. — Переехала в Таллинн. Жили в его однокомнатной квартире; сразу же, как молодая семья, встали в очередь на муниципальное жилье, готовы были даже отдать эту квартиру в обмен на большее пространство. И все было нормально, но после свадьбы у мужа сильно изменилось отношение к старшему мальчику. В 2015 году мы разошлись. Я осталась одна”.

По словам женщины, жить ей было негде. В поисках помощи она начала обивать пороги чиновников. Ей предложили отправиться в приют.

В хвосте очереди

И тут начались странные вещи. Пока Светлана жила в приюте, она была третьей в очереди на муниципальное жилье. Как только ушла, по ее словам, в феврале ей сообщили, что она уже 48-я, а в марте оказалась 83-й.

”Чиновник мне сказала, что если я хочу, чтобы очередь двигалась, нужно жить в приюте, — говорит женщина. — Но как можно жить в этих условиях? Взрослый еще так-сяк, но когда на руках двое маленьких детей…”

ТОП

По словам Светланы, то, в каких условиях она жила в приюте, было за гранью добра и зла. Крохотная комнатка, площадью едва превышающая туалет в типовой квартире. Из мебели стол, шкаф и двухъярусная кровать, на которой они должны были спать втроем.

”Я с младшим спала на первом этаже, старший сын наверху, — рассказывает женщина. — В соседней комнате жила наркоманка с полугодовалым ребенком. Малыш постоянно плакал, я так думаю, из-за питания — она кормила его вареной картошкой. Спать мы не могли, пока я не взяла кроху себе и не накормила его нормальной пищей — это дало несколько часов облегчения. Сердце разрывалось, глядя на этого младенца. Но я не могу же все время и кормить и следить за чужим ребенком, у меня двое своих. И работа. И садик. И школа. Вдобавок старший мальчик на учете у психиатра”.

На общей кухне оставлять продукты было нельзя — воровалось все. Туалетная бумага, принадлежности для душа — все только у себя.

”Вторник был днем стирки, и весь приют стирал свои вещи, значит, мест на сушилке не было, — вспоминает Светлана. — Приют находился на другом конце города, в Нымме, а школа и садик — в Ласнамяэ. Чтобы все успеть, приходилось просыпаться в шесть утра. Детям! Мы выдержали месяц в таких условиях, после чего ушли”.

А между тем, шансы на получение муниципального жилья действительно повышаются на основании реальной необходимости.

”В приюте можно жить определенный срок на основании заключенного договора, — объясняет пресс-секретарь управы Ласнамяэ Анне Луйска. — Затем, в качестве временного решения, человек может ходатайствовать о комнате в социальном доме или аренде съемного жилья в частном секторе”.

И то, что Светлана так резко потеряла место в очереди на муниципальное жилье, чиновники объяснили достаточно ясно: ”С августа 2017 года она жила в приюте, но в декабре того же года написала электронное письмо, в котором сообщила, что арендует жилье, но адрес не уточнила. По данным от 2018 года, Светлана отметила местом проживания квартиру знакомых. Тем самым она лишилась набранных пунктов, по которым ей могли предоставить жилплощадь — как проживающей в приюте”.

Тупиковая ситуация

Хотя, по словам героини этой истории, чиновники предлагали ей разные варианты. Но все упиралось в финансы. Когда зарплата матери-одиночки составляет 620 евро брутто, особо не разбежишься.

Мать с двумя детьми, трех и десяти лет, скитается по знакомым. То здесь переночуют, то там. Решения чиновники найти не могут. И вопрос, почему в рамках программы финансирования городом съемного жилья получить квартиру могут далеко не все нуждающиеся, висит в воздухе.

”Я физически не могу наскрести тройную сумму для первого взноса аренды, — говорит мать-одиночка. — Это же залог, плата за месяц, а то и два, плата маклеру. Я хоть и работаю, но дети постоянно болеют. Это какая-то тупиковая ситуация, из которой выхода просто не вижу. Денег никаких нет — алиментов я не вижу, алиментный фонд тоже не спешит с выплатами. Почему у нас на словах все чудесно и замечательно, но как только оказываешься в бедственном положении, все двери закрываются? Мне кажется, остаться на улице с двумя детьми — край. В каких тогда условиях должны жить люди, чтобы получить свой угол?”

Официальный чиновничий ответ звучит сухо: ”Согласно постановлению таллиннского городского управления утвержден порядок аренды муниципальной жилплощади на улице Раадику. Жилищная комиссия рассматривает каждый случай и выделяет жилье, исходя из степени необходимости каждого ходатайствующего”.

Чтобы попасть в ”приоритет”, нужно соответствовать, например, вот таким требованиям: плохие жилищные условия; большое количество иждивенцев; ходатайствующий, который встал на очередь раньше; ходатайствующий, чья необходимость в получении жилья обусловлена иными социальными причинами.

Критерии весьма размытые, ведь, например, под большим количеством иждивенцев можно понимать кого угодно. А необходимость получения жилья по иным социальным причинам выглядит весьма загадочно.

Однако именно на основе этих критериев складывается порядковый номер, который займет ожидающий жилья человек в очереди.

”Жилищная комиссия по пунктам оценивает перечисленные критерии, выдавая за каждый соответствующее количество, — поясняет пресс-секретарь управы ласнамяэ Анне Луйска. — На этой базе формируется очередь. И жилье выделяется именно на основе количества набранных баллов”.

Деньги на ветер

Ситуация Светланы оказалась настолько непростой, что был созван круглый стол, на котором присутствовали как чиновники, так и сама героиня публикации. Специалист по защите детей составил для них специальный план помощи, предложил психологическую консультацию, также услугу семейной помощи от Таллиннского семейного центра.

”Женщина отклонила предложенные возможности, — говорит пресс-секретарь. — Кроме того, ей предложили возможность пожить в приюте для матери и ребенка, которую семья может получить в любой момент. Но и этот вариант не подошел. Насильно предлагать помощь чиновники не имеют права”.

По словам специалистов, Светлане рассказали о возможностях получения социального пособия и семейной комнаты в общежитии, выдали список необходимых для оформления ходатайства документов.

”Попросили представить весь пакет к 12 февраля 2018 года руководителю службы социальной помощи, — говорит пресс-секретарь управы Ласнамяэ. — Но на данный момент документы так и не были представлены”.

У Светланы же иное видение ситуации. Женщина рада бы предоставить все бумаги, но каждая справка стоит денег. По ее словам, для оформления очередного пособия нужно было представить справку о разводе. Она обошлась матери-одиночке в 10 евро. И когда бумажку принесли чиновнику, выяснилось, что справка не нужна.

”Деньги оказались выброшены на ветер, — говорит она. — Сейчас для оформления документов на получение жилья нужны справки о здоровье. Каждая по 25 евро. Нас трое. А если и они окажутся не нужны? Это 75 евро — завтраки, обеды, ужины детям. Не говорю уже о том, что оплачиваю садик, питание, плачу тем, у кого живу. У меня просто физически нет этой суммы!”

То, что женщина действительно не может заплатить за справки, подтвердили и официальные лица — именно из-за этого стало невозможным оформить документы для получения семейной комнаты в социальном доме.

Только придите!

Тем не менее, чиновники готовы решить и этот вопрос. Кроме того, по словам Анне Луйска, Светлане предлагали множество вариантов для облегчения ситуации: и обратиться в службу социальной поддержки, и ходатайствовать о прожиточном пособии.

”На данный момент мы ждем Светлану в понедельник (речь шла про 12 марта — прим. ред.) в любое удобное для нее время, — говорят в управе. — Если она в указанное время придет на прием в социальную службу, возможно, наконец-то мы сможем ей частично помочь финансово — компенсировать часть стоимости медсправок, задолженность по оплате детского сада, а также освободить ее от уплаты родительской части и т. п. ”

В понедельник мы созвонились с Натальей, которая побывала на приеме у соцработников управы. ”Мне сейчас нужно собрать необходимые документы и получить скидку на оплату садика, — подтверждает она. — Также сказали собирать все квитанции по оплате коммунальных счетов. Но я не представляю, как мне это делать — у меня по-прежнему нет денег на аренду жилья, все же упирается именно в то, что нам негде жить”.

Мы попросили управу еще раз уточнить итоги понедельничной встречи: возможно, чиновники могли бы рассказать свое видение сложившейся ситуации. Но на момент сдачи номера в печать, 13 марта, ответов так и не получили.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии