Душевно нестабильный человек на Вабадузе: можно ли было его успокоить разговором?

 (88)

Küünlad Vabaduse väljakul 31.10.2017
Küünlad Vabaduse väljakul 31.10.2017Foto: Andres Putting

После случившегося 31 октября, когда полиция застрелила при попытке нападения на стражей порядка предположительно душевно нездорового 33-летнего мужчину, многие говорили, что стражи порядка сами спровоцировали его на нападение. Мол, не нужно было ему кричать, нужно было подойти к нему и спокойно поговорить. Возможно, трагедии удалось бы избежать.

Как же следовало себя вести в ситуации, когда рядом — потенциально опасный и психически нестабильный человек с оружием, "МК Эстонии" рассказал опытный психиатр, президент Общества психиатров Эстонии, доктор Андрес Лехтметс.

Доктор Лехтметс отмечает, что данный молодой человек его пациентом не был, и деталей его диагноза он не знает, однако убежден: в ситуации, когда человек с неясными намерениями и двумя ножами находится в общественном месте на людной площади, не нужно вступать с ним в долгие переговоры. Лучше, наоборот, держаться от него подальше, предоставив разбираться опытным и специально обученным для разрешения таких ситуаций стражам порядка.

Читайте также:

”И даже если бы это был мой пациент, и я бы в тот момент оказался на площади, я бы не стал вмешиваться, — говорит доктор. — Здесь, в кабинете, были случаи, когда мне приходилось успокаивать агрессивно настроенного человека. Да и любому другому психиатру время от времени приходится успокаивать своих пациентов. Однако там, где люди, а человек вооружен, лучше пусть разбираются профессионалы. Иначе все может закончиться очень серьезно”.

Как себя вести, если вы оказались рядом?

При этом он отмечает, что когда пытается успокоить человека, никогда на него не кричит, а говорит ровно. Но кабинет — это одно, а общественное место — другое. И хотя некоторые обыватели полагают, что полиция спровоцировала молодого человека своими криками на агрессию (неизвестно, что показалось ему в тот момент в том нестабильном состоянии), психиатр со стажем считает, что полиция поступила верно.

”У них есть свой способ общаться с людьми, — говорит доктор. — Они отдают короткие и четкие приказы. И, как следует из опыта, полицейским прекрасно удается разрешать многие критические ситуации без применения силы. Сколько раз они успокаивали агрессивно настроенных людей грамотным разговором. Оружие они используют только в крайних случаях”.

Он убежден: полицейский любой страны — России, США и так далее — в подобной ситуации, когда на него бросается человек с ножами, также стрелял бы без промедления.

”Если, предположим, это был бы мой пациент, и они заранее знали, что он психически нестабилен, они бы не стали звонить мне. У нас нет практики, что полиция просит лечащего врача человека урегулировать ситуацию. У них есть свои, прекрасно обученные переговорщики, которые получше многих психологов и психиатров. Другое дело, что такой специалист не сидит в каждой патрульной машине, и на то, чтобы он приехал, нужно время. Возможно, времени в данном случае полиции и не хватило. Возможно, если бы удалось с ним поговорить, все закончилось бы по-другому”, — считает Андрес Лехтметс.

Он считает, что полиция пыталась использовать более мягкие средства разрешения ситуации, нежели огнестрельное оружие. По его данным, один из стражей порядка сходил в машину за щитом, чтобы подойти с ним к молодому человеку и попытаться поговорить. Однако тот их опередил и напал первым.

”Я думаю, то, что случилось, было очень неудачным стечением сразу нескольких обстоятельств”, — говорит он.

Система, которая вызывает вопросы

Сейчас в Эстонии действует такая система, что пациенту зачастую врач просто выписывает рецепт, а принимает ли тот выписанные ему таблетки, никто не контролирует.

А когда никто не контролирует, у пациента возникает соблазн не принимать лекарства. Или он забывает это сделать. Или же человек вообще считает, что он здоров, и врач ошибается, говоря, что это не так. А зачем здоровому человеку лекарства? Вот он их и не пьет.

И тут во многом, подчеркивает психиатр, помогает работа с близкими. Для особо забывчивых есть и вариант депо — когда ампулу с лекарством вводят под кожу, и препарат постепенно выделяется в кровь пациента. Таким образом, человек регулярно получает свое лекарство. Однако это довольно дорогой вариант, и не все на это соглашаются.

”Есть еще один важный аспект, — говорит доктор. — Психиатрия отличается от других областей медицины тем, что пациент нередко не сотрудничает с врачом. Если, допустим, в онкологии человек готов пробовать любое новое лекарство, лишь бы оно его вылечило, то в психиатрии пациент нередко убежден, что он совершенно здоров, и лечение ему не нужно!”

Отсюда и проблемы. Человек перестает пить лекарства. И если в одном случае это ни к чему плохому не приведет (были случаи, когда при сотрудничестве с семьей достаточно было больному шизофренией пять лет попить препараты, и больше в лекарствах нужды не было), то в другом обострение может наступить как через пару дней после отмены препарата, так и через пару недель. И последствия могут быть печальными.

При этом лечения против воли человека добиться непросто. Нужно сначала доказать, что он опасен для себя и для окружающих. Его временно изолируют, и суд в течение 48 часов должен принять решение. Есть и другой вариант: если человек уже совершил преступление, то ему могут назначить принудительное лечение. Решение об этом тоже принимает суд, но в более длительные сроки.

”Однако, не зная всех обстоятельств дела, я не могу говорит, что у данного молодого человека точно была шизофрения, — подчеркивает психиатр. — Даже на приеме это сложно досконально выяснить, на диагностирование это заболевания уходит примерно год. Такое состояние, когда человек не до конца соображает, что он делает, может быть вызвано и делириумом, и трансом при эпилепсии, и приемом наркотических веществ”.

Тем не менее, теорию про весенние и осенние обострения шизофрении Андрес Лехтметс считает научно не доказанной.

”Обострения идут так, как они идут, — убежден психиатр. — У одного обострения в один период, у другого — в другой. Есть такие типы депрессии, которые усугубляются при наступлении темного времени года. Однако тут, я полагаю, скорее не депрессия, а психоз”.

Причем, если бы все не закончилось для молодого человека летальным исходом, ему бы светило несколько месяцев в психиатрической больнице. Поскольку при активном приеме лекарств в течение первых двух дней можно снять только острое состояние при психозе, а на основательное лечение уходит, как правило, один-два месяца.

При этом Андрес Лехтметс не уверен, намеренно ли молодой человек хотел бросаться на полицейских? Может быть, в этот момент ему привиделось что-то другое. А, может быть, он заранее это все спланировал как самоубийство.

Будьте внимательнее к близким!

В ситуации, когда близкий человек ведет себя не очень нормально, могла бы помочь семья.
”Родные, как правило, очень быстро понимают, что с душевным здоровьем их члена семьи что-то не так, — констатирует Андрес Лехтметс. — Но не всегда удается отправить человека к врачу. Нередко он отрицает, что болен. А бывает, что и семья пытается в такой ситуации сделать вид, что все нормально, чтобы не принимать никаких мер”.

”Ведь то тут, то там постоянно говорят о террористической угрозе. Еще десять лет назад полиция бы вела себя совершенно по-другому, — считает психиатр. — Они бы поняли, что это психически больной человек, и попытались бы с ним поговорить. Но в свете постоянных новостей о терактах, которые происходят то тут, то там, полиция ведет себя очень осторожно. У них есть четкие инструкции, и они их придерживаются”.

Он рассуждает по поводу альтернативных мер воздействия: тазер, скорей всего, на атакующего человека в психозе бы не подействовал и нападение уже не остановил. Равно как и газ.

”Телескопические дубинки полиция старается применять осторожно, поскольку любой удар ею — это перелом, — добавляет психиатр. — При этом был случай, когда в 2015 году в Отепяэ мужчина напал на полицейских с палкой и ножом. Они тогда старались вести себя гуманно и не применять огнестрельное оружие. Как следствие: один полицейский был ранен так сильно, что навсегда остался инвалидом. Не думаю, что в этот раз они хотели повторения этой ситуации”.

Поэтому, чтобы ни с вами, ни с вашими близкими не случилось беды, психиатр советует быть внимательнее к окружающим. И тогда подобных ситуаций с печальными последствиями, возможно, удастся избежать.

69 900€
Tallinn, Квартира
72 000€
Tallinn, Квартира
От хозяина!
180 000€
Tallinn, Квартира
139 000€
Tallinn, Квартира
85 000€
Tallinn, Квартира
199 800€
Narva-Jõesuu, Дом
120 000€
Tallinn, Квартира
185 000€
Tallinn, Квартира
185 000€
Tallinn, Квартира
430€
Tallinn, Квартира
От хозяина!

129 990€
Tallinn, Квартира
151 990€
Tallinn, Квартира
87 990€
Tallinn, Квартира
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии