Глава Фонда интеграции Ирене Кяосаар: мы уже не нуждаемся в запретах и предписаниях

 (8)

Irine Käosaar
Irine KäosaarFoto: Andres Putting

Переехавший 1 сентября в Нарву Эстонский Фонд интеграции, возглавила Ирене Кяосаар, внедрявшая систему двуязычного образования в школах и детсадах Эстонии с русским языком обучения, рассказывает "Виру Проспект".

- Ирене, хотя вы еще не переехали в Нарву, хочу поздравить вас с новым статусом — жителя Нарвы, с новой должностью и новым вызовом в вашей трудовой жизни. А сами вы с каким знаком рассматриваете свой уход с поста руководителя отдела Министерства образования?

- Спасибо, конечно. Я примерно через год собираюсь переехать в Нарву, но уже сейчас чувствую себя здесь как дома. Смена должности — как палка о двух концах. С одной стороны, жалко бросать работу, к которой прикипаешь. С другой стороны, 10 лет, это довольно большой период в жизни, и в работу уже, возможно, вкладывается не так много энергии, как поначалу. А я люблю все делать с полной отдачей сил. Поэтому, когда был объявлен конкурс на руководителя Интеграционного фонда, решила попробовать себя на роль кандидата.

ТОП

Читайте также:

- Не все сотрудники фонда согласны сменить место жительства, а как для вас проходило принятие столь непростого решения?

- Нарву я люблю. У меня здесь много друзей, хороших знакомых. Я связана с этим городом с 1999 года, когда в Нарве была открыта государственная Ваналиннаская школа, а в 2000 году первые детки, в том числе, кстати, и ваша дочь, пошли в ее первый класс. Я часто бывала в Нарве, чтобы видеть, как у них идет обучение, как строится педагогический процесс. Завязалось сотрудничество с Нарвским колледжем, которым руководила в то время Катри Райк, с которой мы делали много проектов. Страха от необходимости переезда в Нарву у меня не было. Мои сыновья уже взрослые и ходят в школу, чтобы там работать, а внуков у меня еще нет.

- Будете ли вы главой и Дома эстонского языка в Нарве тоже?

- Сейчас этот вопрос еще только обсуждается. Но если и не стану главой, то обязательно рассчитываю на сотрудничество с этим домом.

- Правда ли, что для работы в фонде будут принимать людей из числа местных жителей? Что от них будет требоваться?

- Никаких специальных критериев не будет. Нужны умение общаться и знание языков. Будем искать лучших сотрудников из тех, кто изъявит желание работать в фонде. Надеюсь, что среди них будут и жители Ида-Вирумаа, и нарвитяне. Ведь смысл переезда в Нарву — привести фонд ближе к людям, которые в его работе больше всего нуждаются, и, во-вторых, дать качественную и интересную работу местным жителям.

- Ирене, я правильно понимаю: вы считаете, что в продвижении языковой политики в учебных заведениях сделано все возможное и теперь настал черед браться за взрослое население? В первую очередь Нарвы, чтобы и этот эстонский город тоже заговорил на эстонском языке?

- В образовании еще очень многое нужно преобразовывать. В программе погружения или в эстонской школе учится, совершенно верно, каждый четвертый ребенок из русскоязычной семьи. Это значит, что 75 процентов детей все-таки владеют языком не так хорошо. Это тоже большой вызов для тех, кто будет заниматься этой работой после меня в министерстве образования. Но поскольку для меня всегда очень близким был вопрос о языке и культуре, то в новой должности я буду больше обращать внимание на взрослое население, в том числе и на молодежь. Важно, чтобы люди общались между собой, чтобы они понимали, поддерживали друг друга. А когда возникает взаимное притяжение, лучше находится и общий язык.

- Справедливо ли опасение, что с переездом фонда Нарву станут меньше поддерживать жителей других городов и регионов?

- Риск есть всегда. Надо быть к готовым к предотвращению негативных моментов. Важно правильно построить работу организации, сделать ее открытой для всех жителей Эстонии, в том числе из Выру, Хаапсалу и Тарту. Главное не в том, где находится организация, а в том, как она общается с людьми.

- А в каких случаях человек должен подумать, а не навестить ли мне Интеграционный фонд?

- Если он хочет усовершенствовать свое знание эстонского языка. Если он пожелает стать гражданином Эстонии. Вообще можно прийти и спросить что угодно про эстонское общество. Мы сейчас как раз совершенствуем систему консультирования, чтобы поддержать людей в самых разных вопросах.

- Нужно ли предварительно записываться на прием?

- Всегда лучше записаться, но никого не прогонят, если придут без предупреждения.

- А есть ли у фонда какие-то возможности для бесплатного обучения языку не только новых мигрантов и клиентов Кассы по безработице, но и давно переехавших в Эстонию людей?

- Сейчас действительно направляется больше финансов на увеличение возможностей обучения эстонскому языку. Причем, не только для клиентов биржи труда, но и для всех жителей, желающих научиться говорить на нем.

- Будут ли поддерживаться фондом различные клубы и мероприятия, куда могли бы прийти взрослые люди, желающие говорить на эстонском языке?

- Да, речь о создании клубов именно по интересам, где по вечерам одни могли бы готовить пищу, другие заниматься спортом или рукоделием, третьи играть в игры, и так далее, и все эти действия проходили бы на эстонском языке. Важно только найти эти самые объединяющие людей области.

- Следовало бы провести опрос, чтобы выяснить эти приоритеты.

- Конечно. Надо искать и пробовать новые возможности. Которые из них будут работать, те и развивать.

- А что еще значит индивидуальный подход к нуждам людей?

- Рассчитываем, что сотрудники фонда будут консультировать клиентов и даже проводить контрольный тест на знание языка, чтобы на месте выяснить базовый уровень. Это важно для выбора языкового уровня обучения, чтобы оно было полезным и посильным. Ведь языковые курсы работают уже много лет, но часто люди выпадают из них. Просто многие не справляются. Ведь обучение любому языку никогда не было простым. Еще труднее обучаться языку параллельно с основной работой. Важна мотивация, выяснить ее — тоже задача работников фонда.

- Что может сделать фонд для повышения мотивации к изучению языка?

- Например, работать с работодателями различных сфер. Чтобы они ставили критерии к принимаемым на работу сотрудникам. Например, торговли. Ведь продавцы магазинов должны владеть языком на определенном уровне, чтобы обслуживать покупателей.

- Что вы имели в виду, когда говорили, что информационное поле тоже будет в фокусе зрения Интеграционного фонда?

- Не секрет, что эстонская и русская общины живут в разных информационных полях. И политика здесь совершенно не при чем. Обычная домашняя рутина дает чувство защищенности и покоя. Мы не хотим менять свои привычки. Думаю, мы должны хотя бы попытаться начать с молодежи, чтобы объединить ее в общем информационном поле, чтобы создать какие-то программы, клипы в Facebook или YouTube. Мы должны продумать, какими средствами дойти до них со своей информацией. Кроме того, сейчас началась программа из шести фильмов про русскоязычных людей, которые живут в Эстонии. Уже прошел показ одного фильма из этой серии ”Наши Эстонии” (Meie Eestid). На канале ETV эти фильмы идут на эстонском языке, а на канале ETV+ — с русскими субтитрами.

- В одном из своих интервью вы предложили альтернативу слову ”интеграция”. Правильно ли я поняла, что это слово — счастье? Счастье быть понятым и услышанным, счастье заниматься любимым делом?

- Да, я не люблю слово ”интеграция”. Когда мы 25 лет назад начали думать об этих вопросах, у нас были конкретные приоритеты. Государственный язык, образование на госязыке — все это было призвано поддерживать интеграцию. Думаю, на сегодняшний день мы дошли до такой стадии, когда уже не нуждаемся в запретах и конкретных предписаниях. А должны общаться между собой, что хорошо передает эстонское слово lõimumine, которое в качестве альтернативы часто используется в эстонском языке. Не знаю, как оно точно переводится на русский язык, но в эстонском означает связь, переплетение с кем-то или с чем-то, что дает то состояние счастья, о котором вы говорите.

- На днях бывший министр образования Евгений Осиновский выступил в СМИ с предложением ввести в эстонских школах русский язык. Какое ваше к этому отношение?

- В эстонских школах обязательны два иностранных языка. Обычно первый — это английский, а вторым все чаще становится русский. Я согласна с Евгением в том, что надо улучшить качество преподавания русского языка в эстонских школах как второго иностранного. На мой взгляд, наличие русскоязычной среды прямо у себя дома было бы правильным использовать и для обучения эстонцев русскому языку. Впрочем, среди эстонских детей очень популярен мультфильм ”Маша и медведь”, и я знаю эстонские семьи, где этот мультик маленькие дети смотрят на русском языке и уже начинают сами на нем говорить. А второй аспект в том, что когда Евгений Осиновский был министром образования, он уже тогда поднимал тему обучения русскому языку детей из русскоязычных семей, которые учатся в эстонской школе. В противовес программе погружения, где русский изучается на уровне родного, в эстонских школах этого нет. Самый идеальный вариант, чтобы эстонские и русские дети учились вместе, но одна из преград в этом деле — слабое преподавание русского языка в эстонской школе.

- Ирене, как на ваш взгляд, нарвитяне могут повлиять на усиление интереса к своему городу?

- В Нарве проводится очень много различных интересных мероприятий. Но за пределами города об этих событиях мало кто знает. Я бы посоветовала, а с переездом фонда в Нарву и поддержала бы, распространение информации об этих мероприятиях на всю Эстонию. Добрая половина моих многочисленных друзей была в Нарве, видела Кренгольм, бастионы и новый променад, была в ”Ро-Ро”, съездила в Нарва-Йыэсуу. Важно, чтобы еще больше людей приезжало сюда со всей Эстонии. Как-то надо их для этого заманить, чтобы они приобщились к этим событиям, приняли бы этот город и отдали бы Нарве часть своей души.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии