Добровольцы просят власти привлекать их с первого дня каждой поисковой операции, но у министра МВД есть доводы против

 (14)
Добровольцы просят власти привлекать их с первого дня каждой поисковой операции, но у министра МВД есть доводы против
Iga Elu

В Нарве зарегистрировали некоммерческую организацию Iga Elu, которая объединит добровольцев Ида-Вирумаа, готовых участвовать в поисках пропавших людей, в частности заблудившихся в лесах грибников. Добровольцы добиваются от государственных властей изменения подхода к организации поисковых операций.

Они призывают всех неравнодушных людей поставить подписи под их обращением к властям Эстонии, в котором призывают привлекать добровольцев с первого дня поисков, чтобы дать максимальный шанс попавшим в беду людям быть спасенными.

”Мы, подписавшие данную петицию, отстаиваем права без вести пропавших людей и их справедливые ожидания, что непосредственно в начале поисков эстонское государство применяет все имеющиеся государственные и волонтёрские ресурсы для нахождения человека и спасения его жизни. Считаем, что действия государства по отношению к действиям по поиску и спасению жизней без вести пропавших людей, исходя из закона, недостаточны и требуют реорганизации”, — говорится в тексте петиции.

Читайте также:

В поисках заблудившегося в лесах Причудья пожилого нарвитянина Ивана Федоровича приняло участие более сотни добровольцев, пришедших на смену полиции, спасателям, военнослужащим.

Пенсионера искали три недели. Его тело обнаружили 14 октября именно добровольцы, предположившие, что мужчина мог погибнуть, ударившись головой об дерево, при падении, в то время, когда он побежал в сторону поискового вертолета. На это косвенно указывало и то, что его верхняя одежда сушилась неподалеку, то есть дело было, скорее всего, днем. Между тем, экспертиза причиной смерти показала переохлаждение, а время смерти родственникам предложили поставить в документах самостоятельно. Те выбрали именно тот день, когда тело Ивана Федоровича было найдено — отменять похороны ради более основательной экспертизы не стали.

Многие до сих пор уверены в том, что если бы власти призвали добровольных помощников на помощь сразу (по факту они присоединились к госслужбам только на седьмой день поисков), то 77-летнего мужчину можно было бы спасти.

В том, что не было сделано все возможное, а подход к поискам пропавших людей надо менять, убеждены в частности Александр Фролов, Алексей Непримеров и Ксения Клочкова, принимавшие активное участие в розыске Ивана Федоровича, а теперь зарегистрировавшие некоммерческую организацию IGA ELU, став членами ее правления.

IGA ELU будет заниматься поиском пропавших людей, объединив тех жителей уезда, которые готовы в этом участвовать.

Группа добровольцев Ида-Вирумаа сформировалась в ходе поисков Ивана Федоровича, и, вероятно, им придется еще не раз собраться большим составом, чтобы прийти на помощь заблудившимся или пропавшим по другим причинам людям. Ядро организации планирует пройти специальную подготовку, обучение и надеется на то, что государство пересмотрит подход к поиску людей.

Александр Фролов и Алексей Непримеров сказали Delfi, что, по их убеждению, ответственным за поиски в идеале следовало бы сделать не Департамент полиции и погранохраны, а Спасательный департамент, объединяющий вокруг себя множество добровольцев по всей Эстонии. Если же говорить не о смене системы, а совершенствовании существующей, добровольцы Ида-Вирумаа, а также их коллеги из добровольческой организации OPEROG предлагают государству привлекать к розыску людей добровольцев с первых дней операции.

ТОП

На данный момент у полиции есть договоры со многими общественными организациями, занимающимися поисками, с теми, кто берет плату за свои услуги, и зачастую ответственный за поиски не решается прибегнуть к их услугам из экономии, говорят в IGA ELU, подчеркивая, что они, как и OPEROG, будут по принципиальным соображениям помогать бесплатно.

- Все-таки у государства очень большие ресурсы, и кажется, что максимально эффективным было бы привлекать, например, тысячи военнослужащих, которые за день могли бы прочесать любой лес.

”Такой подход как раз может не дать результата, — говорит Александр Фролов. — Необходимо, чтобы у участников поисков были специальные знания, а прежде всего мотивация”.

Алексей Непримеров добавляет, что он видел в соцсетях жалобы какой-то женщины на то, что ее ребенка, срочника, загнали куда-то в болото, где ему непросто приходится, и он считает, что нечего ему там делать — и это о поисках Ивана Федоровича, к которым было привлечено множество военнослужащих.

Добровольцы считают, что нельзя быть уверенными в том, что солдаты качественно выполнят ту работу, которую им поручают, в том, что они досконально осмотрят территории.

”Будь солдат хоть две тысячи человек, это не значит, что это самый лучший и надежный способ найти человека”, — отмечает Фролов.

Нарвские добровольцы утверждают, что оптимальный численный состав групп, которых должно быть много, — не более 10 человек в каждой, среди которых должны быть люди глубоко понимающие, что делать и как.

Александр Фролов, Алексей Непримеров и Ксения Клочкова планируют приобрести в питомнике собаку, которую специалист подготовит к решению задач по поиску пропавших людей, и ее наличие должно позволить добровольцам участвовать в операциях с первого дня. Обычно в первый день добровольцы в лес не допускаются, чтобы не мешать работать служебным собакам, не сбить их со следа.

Министр: добровольцы не выдержали бы такой нагрузки

Министр внутренних дел Катри Райк прокомментировала предложение привлекать добровольцев к поискам пропавших людей в первый же день.

„В случае поисковой операции назначенный полицией руководитель поиска решает, как продолжать поиски: стоит ли привлекать вертолет и когда его привлекать, когда вызвать другую технику, когда задействовать добровольцев, — отмечает Катри Райк. — Все решения рождаются в соответствии с информацией: кого ищут, насколько холодная погода стоит, в какое время суток происходят поиски, ночью или днем, и т.д. Также важно отметить, что если бы полиция звала добровольцев на помощь сразу при каждом поиске, а их много, добровольные помощники не выдержали бы такой нагрузки. Надо учитывать то, что в среднем в день поступает около 15 сообщений об исчезновении людей. И если каждый раз звать добровольцев на помощь, тогда, в конце концов, никто больше не придет”.

Катри Райк также объяснила, почему за поиски пропавших людей отвечает именно полиция, а не спасатели.

”За поиски отвечает Департамент полиции и погранохраны, потому что у полиции есть доступ к базе персональных данных и полномочия обрабатывать эти данные. Это необходимое условие для осуществления поиска”.

Между тем, по мнению волонтеров, как раз полиция очень слабо подготовлена и зачастую плохо экипирована — некоторые полицейские работали на болотах в ботинках. Волонтеры отмечают, что за время поисков прошли 200 км непроходимых болот и лесов, и утверждают, что не сомневаются в своих силах

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии