Что знают о Второй мировой войне русскоязычные гимназисты Ида-Вирумаа

 (154)

iiMS
iiMSFoto: Kollaaž: Ester Vaitmaa

Вступающее в жизнь юное поколение русских идавирусцев в курсе, что означает день 9 мая, не приемлет фашизм и войну и уважает память о подвиге прадедов, хотя историю той войны знает уже далеко не столь хорошо, как их родители, и в этих знаниях сопричастность нередко соседствует с отстраненностью, выяснил ”Инфопресс”, когда в канун Дня Победы пообщался с несколькими русскими гимназистами и преподавателями-историками школ региона.

Что вы знаете о той войне?

Никита,
12-й класс Ахтмеской гимназии:

- Великая Отечественная война была в 1941-45 годах, это было в ходе Второй мировой, которая была масштабнее. В Великой Отечественной было два лагеря — нацистско-немецкий и Советский Союз. Сначала был пакт Молотова-Риббентропа, потом одни решили напасть — и началось столкновение, в котором боевые действия велись очень активно. Двум взрослым дядям — Гитлеру и Иосифу Виссарионовичу — захотелось выяснить, у кого из них идеология правильнее, а обычным людям оставалось воевать за идею, которую не многие разделяли, и люди воевали за свой дом, семью и т.п. Конечно, за это сражается в первую очередь защищающаяся сторона, но, видимо, и атакующая имела в головах идейную базу. Немцам объяснялось, что ”нас ущемляют”, ”мы страдаем после Первой мировой”, а Гитлер еще и убеждал, что ”мы лучше других”.

Читайте также:

На чьей я стороне? У меня прадед воевал, но я его не застал и поговорить с ним не мог. Сколько себя помню, мне всегда прививалось уважение к стороне СССР. Правда, когда я смог анализировать ситуацию, то понял, что не все были идеальны, у всех были плохие моменты. На самом деле, были две державы, готовые к ведению боевых действий, просто СССР не успел напасть первым. У немцев были отвратительные идеи ”людей первого сорта”. А у Советского Союза — например, отряды, которые стреляли в отступавших с позиций, или отвратительное отношение к тем, кто побывал в плену. В общем, сейчас я не поддерживаю ни одну, ни другую сторону.

Итоги войны? В Великой Отечественной победил СССР, правда, при этом погибло огромнейшее количество людей. Война — это истощение ресурсов. С другой стороны, она же дала толчок использованию достижений техники в гражданских целях, например авиации. Замечательно то, что люди все-таки смогли учиться на своих ошибках. Ведь после Первой мировой все почему-то забыли, как это страшно, и состоялась Вторая мировая, которая дала более показательный урок того, почему не надо выбирать военный способ решения конфликтов. Замечательно, что тех, кто это помнит и понимает, еще большинство.

Что касается Второй мировой в целом (1939-1945), то могу отметить: если с Отечественной в первую очередь связаны определенные моральные ассоциации, то во Второй мировой видишь и прагматические аспекты, в частности то, что на ней умудрялись делать и деньги. Например, США воевали, но не особо страдали от этого.

Информацию о той войне я получаю из школьных уроков или случайно листая какие-то источники. Но в целом я специально этим не занимаюсь. Семья… Конечно, когда я был маленьким и наступали майские праздники, мне о них рассказывали, но сегодня я не припомню, чтобы мы дома сели и стали ”на серьезных щах” обсуждать тему войны.

Валерия,
11-й класс Йыхвиской гимназии:

- Мою семью та война прямо не затронула. Воевали ли прадедушки-прабабушки, я точно не знаю. Дедушки-бабушки тогда были маленькими. Но все равно 9 мая отличается тем, что в этот день больше чувствуется атмосфера людского единения, особенно среди русских. В школе в эти дни тема ужасов войны, тема человеческой храбрости может возникнуть, например, на уроке русской литературы.

Причины войны лежат в периоде между Первой и Второй мировыми, когда Германия оставалась ”обиженной страной”, демократия была слабой и к власти пришел тоталитарный режим Гитлера. Еще одна причина — в том, что у каждой страны были свои амбиции, которые вызывали один за другим разные конфликты (война в Испании и т.д.). Виноваты в той войне не только Германия, но и все стороны, которые не нашли общего языка, в том числе Франция, Англия, возможно и США, которые руководствовались своей выгодой и давали деньги той же Германии. Когда Гитлер пришел к власти и начал захваты (аншлюс, Чехословакия), надо было сразу реагировать, а не закрывать глаза и думать ”на этом он остановится”. Это — один из уроков Второй мировой. Еще уроки — надо искать мирные способы решения конфликтов, избегать авторитарных, нацистских и фашистских режимов, многое обещающих своим гражданам. Главный результат Второй мировой — хоть какой-то, но мир, пусть даже и была ”холодная война”. И появление ООН, которая, наверно, получше, чем прежняя Лига Наций.

Но все-таки виноватые виноватыми, а жить надо днем настоящим. Вина германского режима для меня не значит, что если я встречу немца, то буду обвинять его. Живущие сегодня не виновны в том, что сделали до них.

Этот период истории мы изучали в основной школе и еще будем изучать в 12-м классе. Сражения мне не особо интересны, а вот на что рассчитывали разные страны, что думали Сталин или Черчилль, в том числе на конференциях — про это мне интересно послушать. Пока ни сражений, ни полководцев той войны я вам не назову… так все плохо, да (смеется)?
Вопрос ”на чьей я стороне?” для меня не возникал, потому что ответ и так знаю. На немецкой я себя не представляю, хотя понимаю их поведение. Поскольку я живу русской культурой, то, что бы там ни говорили, я на стороне СССР, потери которого были больше всех. В семье мы войну не обсуждаем, и фильмы на эту тему я не люблю. Хотя старый фильм ”А зори здесь тихие…” меня зацепил: почти мои ровесницы, а такая безумная отвага! Но говорить ”а вот я бы в такой ситуации…” не хочу. Надеюсь, такой ситуации и не будет.

Эрик,
11-й класс Силламяэской гимназии:

- Вторая мировая длилась с сентября 1939 до сентября 1945-го. Советский Союз и Германия заключили пакт о том, чтобы захватить весь мир, а потом Гитлер и Сталин придвинули друг к другу свои армии, СССР знал, что Германия хочет напасть, но разведчиков, которые об этом предупреждали, расстреливали. И вот в какой-то из дней немцы начали бомбить. Великая Отечественная длилась, по-моему, четыре года. С Гитлером был Муссолини, а американцы помогали СССР, но они были хитрыми и до последнего выжидали, кто выиграет. Наступательная война, когда Советский Союз стал уже выгонять немцев, началась после Курской битвы, скорее всего это было летом 41-го года… или нет, точно позже. Еще была блокада Ленинграда, дат я не помню, но из курса музыки знаю, что там какой-то композитор симфонию написал. 7-8 мая был подписан акт о капитуляции Германии, а вообще война завершилась капитуляцией Японии, когда американцы сбросили ядерную бомбу на Фукусиму… нет, на Хиросиму, Фукусима — это в Китае.

Гитлер был художником и оратором, он пропагандировал нацизм, идею ”чистой крови”, ”процветания арийской расы”, избавления от ”черных наций” и хотел расширения Германии. Именно Германия с Италией, наверно, и виноваты во Второй мировой. Предпосылкой войны послужил также Версальский договор, ограничивший Германию после Первой мировой. Ну а победила во Второй мировой войне Европа, и самую большую часть победы внес СССР. После войны была создана ООН и мир разделился на две части: началось противостояние между США и Россией, а потом — разоружение.

Знаю, что мой прадед воевал, но деталей не знаю. Каждый год дома смотрим майский парад, папа с мамой надевают георгиевские ленточки. Поскольку мои предки русские, то, наверное, и я в той войне был бы на советской стороне, воевал бы (с улыбкой) ”за Родину, за Сталина”. На самом деле, нацизм и война — это плохо. Представьте себе: горе, смерть, голод, мамы, которые не спят по ночам, думая о сыновьях, и ты ничего не можешь сделать, никуда от войны не убежишь, она в каждый дом придет…

У нас в классе есть ребята, увлеченные историей. С моей будущей профессией она не связана, я больше налегаю на математику, но все-таки историю тоже надо знать, надо будет перечитать, вспомнить, а то вдруг я тут что-то не то наговорил?

Что вы преподаете о той войне?

Ольга Месилане,
учитель истории Ахтмеской гимназии:

- В школе на эту тему отводится мало времени: за 35 академических часов мы должны пройти мир перед Первой мировой, Первую мировую, межвоенный период и Вторую мировую. Что касается последней, то успеваем перечислить только основное. Стараюсь высвободить урок для традиционного семинара, где мы говорим с ребятами, как та война коснулась их семей. В курсе есть и такие темы, как преступления против человечности, здесь мы можем еще раз остановиться на том, что идеология Третьего рейха — преступна, и тут у школьников есть свое мнение, они могут его аргументировать.

Интерес гимназистов к истории войны зависит от того, как ты их заинтересуешь, будешь ли ставить острые вопросы. Но ничего необычного в их позициях для меня нет. Ребята выросли в русском культурном пространстве, смотрят много современных сериалов и фильмов, поэтому если устроить ролевую игру с представлением разных точек зрения на Вторую мировую — то все они были бы ”за русских”. Кстати, фильм про войну они выберут скорее, чем, допустим, про рыцарей. Они часто спрашивают у меня, что еще по этой теме можно посмотреть, почитать, но все же я пока не встречала таких, для кого история Второй мировой была бы, так сказать, предметом на всю жизнь.

Протягивают ли они ”ниточки” от событий 70-летней давности ко дню сегодняшнему? По-моему, сегодняшний мир для них — абсолютно самостоятельная вещь. Возможно, они и увидели бы такие связи, если бы было больше учебного времени, чтобы нам вместе проанализировать это. А вот семья формирует больше половины их взглядов. На семинары некоторые приносят из дома ордена, письма, вырезки из старых газет про своих дедов и… такие жизненные истории, которые впору экранизировать. То есть все это — для ребят ценность.

Если же говорить о том, чего бы я добавила в школьный курс по истории войны, то я бы больше остановилась на этом периоде в Эстонии. Без вставания на ту или другую сторону, без ”черного и белого”. История должна примирять поколения, а не обострять отношения.

Саскиа Садрак,
учитель истории Йыхвиской гимназии:

- Тема интересная, и мы рассматриваем ее настолько, насколько возможно. Говорим о режимах и международных отношениях до войны, о Гитлере, о сотрудничестве Советского Союза с Францией, Британией и США, о том, как Германия была разбита. Конкретные битвы не изучаем, к сожалению, нет на это времени. Немного говорим о войне США с Японией, но сосредоточены в основном на Европе. Вспоминаем и Ленинградскую блокаду, которая была очень близко к нам. У меня самой родственников блокада коснулась. Я говорю, что в российской истории это была Великая Отечественная война.

У русскоязычных ребят, в зависимости от того, из какой основной школы они пришли, есть мнение, что СССР выиграл войну в одиночку. Моя задача — показать более широкую картину событий в мире, разъяснить, что у него были союзники, а у Германии два фронта. Эстонские дети в этом смысле больше исходят из того, что происходило здесь, в Эстонии. Впрочем, есть и такие ученики, которые заявляют, что война — слишком тяжелая тема и они о ней вообще говорить не хотят.

Обсуждаем ли виноватых в той войне? Обычно мы говорим об ошибках по итогам Первой мировой (Версальская система) и экономическом кризисе. Конечно, рассматриваем и пакт Молотова-Риббентропа. Я говорю, что Россия пыталась восстановить свои границы, которые были до Первой мировой, но это не исключение, к расширению стремились и другие крупные государства. Уроки Второй мировой заключаются и в том, как удержать мир от войны новой. Например, мы научились ценить права человека. Упоминаю, как верили Гитлеру простые люди и как важно избегать ситуации, когда руководитель говорит, а ты сам не думаешь. О связи тех событий и дня сегодняшнего напоминают радикализация, неонацизм, консерватизм. Конечно, учеников заботит — не близится ли третья мировая? А кое-кто, если хочет спровоцировать, так заявляет, что она, мол, уже идет. На это я отвечаю, что ближневосточный конфликт все-таки локален, а международные отношения сейчас иные, чем в 30-е годы: государства больше взаимосвязаны и больше сотрудничают в рамках ООН.

Елена Хлебова,
учитель общественных дисциплин Силламяэской гимназии:

- Сейчас огромная разница во взглядах на те события. Здесь, в Эстонии, это — прошлое, которое уже не несет психологической сопричастности. В России же — такое чувство, что война только вчера закончилась. Здесь программа по истории подразумевает оценку Второй мировой в общемировом масштабе: три агрессора — Германия, Япония и СССР — просто делили мир, партизанское движение не было чисто советским явлением, а начиналось с Франции и т.д. То есть история войны больше не выглядит как героизм одного советского народа, роль СССР нивелируется. Если 30-40 лет назад этот период изучался очень подробно, то сегодня в десяток уроков надо уместить войну и на Тихом океане, и в Африке, и под ”коренным переломом” понимаются уже не только Сталинград, но и Мидуэй с Аламейном.

И знаете, я бы не сказала, что детей такая трактовка как-то задевает, они воспринимают это просто как факт. Да, они понимают, что СССР нес основную тяжесть войны. Но многие не знают даже отчеств и фамилий своих дедов, не говоря уж о том, где те воевали. Отношение юношей и девушек к 9 мая мне кажется не столько осознанным, сколько всплеском чего-то протестного: ”мы — русские, мы это отмечаем”.

Сегодня из школьной истории ушла оценочная сторона, считается, что ученик имеет право высказать любое мнение. Да и учебники достаточно безэмоциональны, они не могут вызвать у ребят сопротивления. И школьники действительно говорят, что думают, и открывают для себя новые грани прошлого. Например, один мой ученик еще в восьмом классе собрал воспоминания местных жителей и с удивлением узнал, что во время войны здесь никто не испытывал ненависти к немцам. Другой с увлечением рассказывал мне о танках, но для него не имело значения, чьи они, главное — их ходовые качества. А в кохтла-ярвеской основной школе, где я тоже преподаю, был мальчик, который очень симпатизировал Гитлеру; не знаю, сумела ли я его переубедить, но он перестал выступать в его защиту…

Однако даже если дети не знают, где и когда какая битва была, они практически все осуждают фашизм и стоят на том, что СССР победил. Здесь сказывается уже народная, генетическая память, и это неколебимо. Я отнюдь не считаю сегодняшнее подрастающее поколение с их знаниями о войне ”потерянным”. Напротив, я радуюсь тому, что они не боятся чужих авторитетов и чувствуют себя свободными. А сильно держаться за прошлое и не надо.

Чем поможет старшее поколение?

Валерий Тумко,
председатель содружества ветеранов Кохтла-Ярве:

- К сожалению, чувствуется, что молодежь все меньше знает о событиях 70-летней давности, у нее зачастую путаница в головах. Правда, сейчас и на 9 мая молодых лиц у памятников Великой Отечественной стало больше, и во время встреч гимназистов с ветеранами чувствуется интерес аудитории, ребята спрашивают — а была ли на войне любовь, а как вообще тогда жилось? То есть ”чаши весов” качаются, и если мы упустим момент, не используем эту пытливость молодых, они действительно о той войне знать не будут.
В первую очередь, считаю, государство должно бы подкорректировать школьные программы. Хорошо, если в семьях свою военную историю не забудут. Что касается роли ветеранских организаций, то нас все больше ограничивает возраст ветеранов. Тем не менее стараемся встречаться с молодежью, когда нас приглашают в школы. Другое дело, что нас редко туда зовут, хотя почему бы не устроить встречу с ветераном, блокадником или узником фашизма даже не 9 мая, а просто на уроке истории? Бывает, что школы ”дают понять” и нежелательность таких встреч. Организации ветеранов могли бы шире взаимодействовать и с организациями молодежными.

Увековечить то, что помнят участники Великой Отечественной, можно и другими способами — например, в книгах или видеозаписях. Что в наших силах, мы делали: участвовали в выпуске сборника союза ветеранских организаций Эстонии, делали видеосюжеты с каналом ”Литес”. Большее упирается в финансы, и опять-таки возраст ветеранов берет свое.

Я не против подхода ”надо знать историю всей Второй мировой”. Однако история Великой Отечественной не должна уходить в тень, ведь война 1941-45 годов несравнима по потерям с событиями 1939-41-го, и ни на каких других театрах военных действий схватка не была такой масштабной и массовой.

Григорий Растегаев,
руководитель организации российских соотечественников Силламяэ:

- Не берусь судить, чтó молодежь знает о той войне, но мы стараемся привлекать молодых на наши памятные мероприятия — 23 февраля, 9 мая, 22 июня, день освобождения Силламяэ в сентябре. Не всегда, но учебные заведения идут навстречу, а некоторые ребята приходят и сами. Даже садики приводят своих воспитанников. На концертах для ветеранов выступают юные артисты.

Но должен признать, что новых, свежих идей о том, как нам передавать дальше эстафету памяти, нет. Почти ничего не добавила на эту тему и страновая конференция соотечественников. Так что ”эстафета”, видимо, потихоньку затухает. Школа вряд ли эту ситуацию изменит. Семья сможет, если там отнесутся к этому с высокой ответственностью. Ветераны — это уже старые люди, да и соотечественники — в основном пожилые. Разве что акция ”Бессмертный полк” — один из немногих примеров того, что на нас очередь не кончается.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии