Галина Тимченко — Delfi: читатель должен быть медиаграмотным

 (60)
TEDxLasnamäe

Галина Тимченко — Delfi: читатель должен быть медиаграмотным
Kaader videost

9 апреля в Таллинне на конференции TEDxLasnamäe выступила бывший главный редактор портала Лента.ру и основатель портала Meduza Галина Тимченко. После выступления Тимченко ответила на вопросы Delfi.

По ее словам, читатель сейчас принимает участие в информационном процессе почти наравне с журналистом, читатель должен тоже — понимать, разбираться, быть медиаграмотным.

Тимченко считает, что даже те читатели, которые сейчас еще не так много времени проводят в сети, рано или поздно поймут, что в интернете любая информация оставляет след и ее можно проверить.

Об уважении к читателю и его ответных чувствах, заголовках и манипуляции, а также СМИ в Странах Балтии — в нашем видеоинтервью:


Публикуем речь Галины Тимченко на TEDxLasnamäe "Как перестать ненавидеть читателей":

Читайте также:

Читатель не умеет читать. Читатель не понимает прочитанного. Читатель не хочет знать правду. Читатель любит сплетни и грязные слухи. Читатель необразованный. Читатель не готов сопереживать. Читатель равнодушен. Наконец, читатель агрессивен. Читатель ненавидит журналистов. Рано или поздно одну из этих фраз или все сразу произносит каждый журналист.

ТОП

И, к сожалению, мы часто поступаем так, как будто мы ненавидим наших читателей искренне и от всей души. Мы вводим их в заблуждение, обманываем, манипулируем и презираем.

Каждый из вас как минимум раз в день сталкивается с таким обращением, для этого достаточно зайти почти на любой новостной сайт. Самое невинное — это введение в заблуждение. Например, заголовок ”Пресс-секретарь Путина прокомментировал ”информационный вброс”. Внутри вы увидите, что Песков отказался комментировать. И его единственными словами было ”Мы не комментируем слухи”.

Гораздо хуже прямой обман. ”Страшная трагедия в семье Пугачевой”. Безусловно, никакой трагедии в заметке нет, нет даже семьи — речь идет всего лишь о болезни ее якобы двоюродного племянника, родство с которым ничем не подтверждено, кроме желания журналистов привлечь аудиторию громким именем.

Манипуляция. ”К Земле движется астероид-убийца размером со штат Техас”. При этом журналисты умалчивают, что астероид находится на расстоянии нескольких световых лет и вероятность его столкновения с Землей стремится к нулю.

Презрение. Только искренне презирающий читателей редактор будет считать, что публика среагирует только на такие дешевые приемы.

Пример. Год назад одна ростовская газета решила резко измениться на один день, перестать писать о преступлениях и скандалах и провести день хороших новостей. Результатом было катастрофическое падение посещаемости сайта. Главный редактор этого издания выступила с гневной речью о том, что читатели любят только плохие новости, что им не нужны ни позитивная повестка, ни настоящая журналистика. Была ли она права? Конечно, нет. Дело было всего лишь в том, что она не знала и не любила своих читателей. Люди, читающие то или иное издание, заходят туда не потому, что хотят крови, а потому что любят издание и ассоциируют себя с ним. Они просто начинают с него свой день, это привычка сродни утренней чашке кофе. И если у твоего издания есть читатели, они вне зависимости от повестки, зайдут на сайт. А вот если таких читателей нет и все аудитория приходит только кликнув на баннер на сайте бесплатного онлайн-кинотеатра, то приходится рекламировать издание на сторонних площадках с помощью грязных приемов. Виноваты ли в этом читатели? Нет. Заслужили ли они такое отношение? Нет.

Теперь…

Как перестать ненавидеть читателей?

Давайте задумаемся на секунду — а что такое читатели для журналиста? Ответ прост: они наше всё. Если у писателя или поэта нет читателей, он может утешать себя тем, что его время еще не пришло. Но у журналиста такого утешения нет. Они единственное оправдание нашего существования. Мы работаем только для них и ради них, от их внимания зависит судьба каждого конкретного СМИ, и в конечном итоге, каждого журналиста. Если у издания есть свои читатели — это самая большая опора и поддержка. Они укажут на ошибки раньше любого корректора, они предложат темы для расследования, они будут писать письма и расшаривать ваши публикации в социальных сетях. Они приведут к вам новых преданных читателей.

А теперь подумаем, как мы назовем человека, внимания которого мы журналисты добиваемся?

Мнение которого нам страшно важно? Который поддержит вас в трудное время? Который будет защищать вас от нападок? Я бы назвала такого человека другом. У популярного издания таких друзей сотни тысяч и даже миллионы.

Так зачем зачем же строить отношения с друзьями на обмане и манипуляции? Ненависть — это путь в никуда.

Но спросите вы, что же делать? И сможет ли быть успешным издание, которое не стремится завоевать читателя, пусть и сомнительными методами?

Конечно. Для начала нужно оглянуться вокруг. И увидеть, что мы давно живет не в вертикальном мире. Мы живем в мире Убера и Эрбиэндби и "Блаблакар", в мире экономика шеринга, социальных сетей и прямого взаимодействия. Медиа больше не медиум. Да, мы больше не можем диктовать. Мы перенимаем способы и методы этого нового горизонтального мира.

Поэтому первое. Мы можем и должны взаимодействовать как равноправные партнеры. Мы должны общаться со своей аудиторией напрямую.

Несколько лет назад, когда я была главным редактором Лента.ру, социальные сети только начинали бурно развиваться в России. У нас не было ни копейки на привлечение СМИ –менеджеров, да и, честно говоря, сама эта профессия была в зародыше. Что сделали мы? Мы начали общаться с читателями напрямую в социальных сетях. Взрывной рост Твиттера Лента.ру офишиал и группы, "Лента" стала сенсацией в русском интернете, принеся нам почти 20 процентов аудитории. Когда мы основали "Медузу", никто не верил в то, что нам удастся привлечь и удержать аудиторию — тем более, что российский рынок перенасыщен изданиями. Но в самом начале социальные сети принесли нам более 65 процентов первоначальной аудитории. Сейчас, когда у нас образовалось достаточно большое ядро аудитории, новых пользователей по-прежнему приносят социальные сети.

Мы должны доверять аудитории и вовлекать ее в работу. Эффекта Тома Сойера никто не отменял. Важно помнить, что среди ваших читателей есть большое количество специалистов, экспертов, людей, которые знают об описываемых вами событиях и проблемах больше вас. В "Медузе" мы открыли раздел "Картотека". Это то, что сейчас можно называть разъяснительной журналистикой. Так вот, почти сразу после первых публикаций нам начали писать эксперты, готовые бесплатно разъяснить читателям многое — от правил приготовления омлета до научных открытий, от гендерного равноправия до правил дорожного движения.

Мы, наконец, должны пользоваться теми знаниями о читателе, которые дает нам интернет. Мы можем отследить предпочтения читателей буквально поминутно, мы точно знаем пол, возраст и географию нашей аудитории. Мы знаем, какими каналами она пользуется для получения контента. Сколько людей читает нас через сайт, сколько через планшеты и смартфоны. И даже сколько из них читают приложения, а сколько пользуются мобильными браузерами. Вернемся к образу друга. Подумайте, если вы знаете, что ваш друг не пользуется автомобилем, а ездит на велосипеде, вряд ли вы подарите ему на день рождения держатель для смартфона в автомобиле. Скорее, смешной сигнал на велик.

Точно так же и в отношениях с читателем. Если вы знаете, что большинство ваших читателей младше 35 (а именно это мы знаем о читателях "Медузы") и пользуется в основном смартфонами, вы постараетесь общаться с ним на его языке и в привычной и удобной ему атмосфере. Нужно переходить к новым форматам. Это не означает, что нужно забыть классические журналистские жанры, нужно добавить к привычным форматам новые интерактивные форматы и увидите взрывной рост аудитории.

И еще одно. Я прочла где-то, что главная задача журналистики - напоминать власти о долге, а читателям об идеалах".

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии