Успех или провал алкогольной политики правительства зависит только от одной цифры

 (117)
интервью с Осиновским
Jevgeni Ossinovski
Jevgeni OssinovskiFoto: Hendrik Osula

По словам министра труда и здоровья Евгения Осиновского, основу приграничной торговле заложили решения предыдущих правительств резко повысить акциз на крепкий алкоголь, пишет Eesti Päevaleht.

Министр финансов Тоомас Тынисте сказал позавчера в Рийгикогу, что с повышением акцизов перешли границу. Вы согласны с этим?

Эти решения приняты по предложению министра финансов — правда, не нынешнего. Какие-то поправки в алкогольной политике уже пришлось сделать, мы отменили повышение акциза на дизельное топливо в этом году, внесли коррективы в повышение акциза на алкоголь. В апреле мы обязательно серьезно обсудим то, чтобы отменить повышение акциза в 2019 году. Глядя на реальную жизнь, разумно принять эти решения.

А понижение акцизов? Может ли зайти речь о том, чтобы отказаться от принятых до сих пор решений?

Табачного акциза по сравнению с идеалом поступило на несколько десятков миллионов евро меньше. Мы же на основании этого не считаем, что нужно начать понижать табачный акциз. В случае алкоголя та же история. Чтобы полностью уничтожить приграничную торговлю, мы должны понизить акцизы в значительной степени, что повлияло бы на здоровье населения очень негативно. Это и есть точка баланса, позволим ли мы сейчас до 15% приграничной торговли алкоголем в общих интересах здоровья населения или нет. Целью могло бы быть, чтобы доля приграничной торговли не повысилась. Она в последние годы была стабильной, между 10–15%, мы несомненно могли бы поставить цель, чтобы она не росла. Это означает, что повышение акцизов в 2019 году следует отменить. Но нет никакой объективной информации, что акцизы нужно понизить.

То есть акцизы повышают для сохранения здоровья населения, а понижают их или отменяют повышение для получения дохода в бюджет?

Это вопрос баланса. Возьмем Юго-Восточную Эстонию, где люди говорят, что сейчас на столах ко дню рождения латвийская водка, пять лет назад была российская водка. Приграничная торговля оттуда никуда не исчезала, не исчезнет и в дальнейшем. Чтобы доля приграничной торговли не превышала конкретный процент, это разумная цель. И не только в смысле бюджетной политики, но и в интересах здоровья населения.

[…]

Но производители говорят, что потребление увеличилось. Если это соответствует действительности, то можно сказать, что ваша алкогольная политика провалилась.

Я не знаю, в какой момент аргументы производителей стали фактами.

Относительно поступления акцизов они в общем не ошиблись, что прогноз и бюджет не будет выполнен.

Да, в этом они не ошиблись. Мы прогнозировали, не учитывая запасание. В этом они действительно умнее, чем Налогово-таможенный департамент, потому что они производят. Они здесь могут сделать и предсказание, которое исполнится само собой, заранее больше произвести. Говоря о потреблении, говорят, что теперь люди запасаются алкоголем у себя дома и пьют больше. Некоторые, может быть, пьют. Вопрос в том, что делает общество в целом. Цифр потребления еще нет, но есть два важных показателя — количество смертей от алкоголя и преступность. Количество совершенных в состоянии алкогольного опьянения преступлений и потребление алкоголя в обществе идут рука об руку. В 2008 году уменьшилось потребление алкоголя, сразу упало и количество совершенных в состоянии опьянения преступлений. С того времени оба показателя упали. Известно количество совершенных в состоянии опьянения преступлений в 2017 году, которое по сравнению с 2016 годом упало на 20%. Трудно предсказать, чтобы потребление повысилось. Что количество совершенных в состоянии опьянения преступлений уменьшается, а потребление алкоголя увеличивается, это возможно, но ни одно прежнее знание не считает это возможным.

Так что успех или провал вашей алкогольной политики зависит от одной этой цифры — в какую сторону двинулось потребление алкоголя.

Да, в принципе, разумеется.

Что будет, если потребление не уменьшилось и производители и в этом правы?

ТОП

Если потребление увеличилось, то несомненно следует признать, что прежние предположения были неверными. Тогда было неверным предположение, что цена на алкоголь влияет на его потребление. Тогда следует признать ошибку и пересмотреть политику. Опыт всего мира подтверждает обратное, но если так случится, то разумеется (следует пересмотреть — прим. ред.).

Кто возьмет на себя политическую ответственность?

Если мы посмотрим на реальную структуру приграничной торговли, то 62% недопоступления — это крепкий алкоголь. Уже раньше известно, что приграничная торговля началась в 2016 году. Первая причина в 2014 году, когда решили повышать акциз на водку на 15% в год вместо 5%. Весной 2015 года добавили такое же повышение, которое вступило в силу в 2016 году. Это больше всего благоприятствовало приграничной торговле. Наша партия и в эти годы была в правительстве, но наше предложение было не повышать акциз на крепкий алкоголь настолько, а повысить оба — и на слабый — и в общем более плавно. Партия реформ была кардинально против этого. Это и повлияло. Это правительство приняло только одно решение (дополнительное повышение акциза в прошлом году — прим. ред.) и второе решение, что уменьшило в 2018 году акциз на крепкий алкоголь.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии