Почему Заренков пошел на согласительное производство

 (73)

Eestimaa ühendatud vasakpartei kongress
Eestimaa ühendatud vasakpartei kongressFoto: Andres Putting

После того, как Харьюский уездный суд 16 декабря признал директора Маардуского народного дома Андрея Заренкова виновным в неоднократном мздоимстве, в воздухе повис вопрос: почему обвиняемый пошел на согласительное производство? Разве, заявляя о политическом преследовании, сфабрикованном деле, не надо было отстаивать свою невиновность на открытом судебном процессе — вплоть до Страсбурга?

”Решив все проблемы взять на себя, я не хотел обещанного мне шумного долгоиграющего процесса с привлечением в свидетели артистов, продюсеров, общественных и политических деятелей, — объяснил Заренков. — Такой процесс мог бы длиться вечно, а жить надо сегодня, чтобы реализовать все намеченное. Кто же будет начинать новые проекты с человеком, который сидит или может сесть в тюрьму, пускай даже на полгода? Когда я ознакомился с аргументами следствия в отношении доказательств моей вины, то неожиданно для себя узнал много нового о нашем законодательстве. И это была полезная практика”.

Читайте также:

По признанию Заренкова, решение о согласительном производстве он принял исходя из элементарной эффективности: ”У меня есть претензии к следствию и к тому, кто организовал мою "посадку", и я уверен, что мог бы доказать свою невиновность в суде, но это невероятно тяжелый, дорогостоящий и трудоемкий путь. Реакция общественности и моих настоящих друзей помогла мне принять единственное правильное в данной ситуации решение, ну, а доказывать что-то своим врагам бесполезно, я их не смогу переубедить. На мой взгляд, несоразмерность меры пресечения с выдвинутыми обвинениями сразу же всем показала предвзятость и политическую подоплеку в действиях следствия, и это обстоятельство стало одним из доказательств моей невиновности в принципе”.

Адвокат: это не означает, что человек признал вину

Как сказала Delfi Алла Якобсон, адвокат Заренкова, согласительное производство не означает, что человек признает свою вину. ”Это означает просто, что мы договариваемся с прокуратурой. Больше ничего. Закон не обязывает человека признать себя виновным. У него своя позиция, у прокуратуры — своя, но из каждого какого-то действия… Надо же жить дальше… Дело было шире, было две статьи, осталась одна и девять эпизодов. Я считаю, что не доказан ни один”, — прокомментировала Якобсон.

По словам советника по прессе Пыхьяской окружной прокуратуры Арно Пыдера, так сказать, преступных соглашений у Заренкова было девять, а мзду ему передавали в общей сложности 12 раз.

”Решение дела в согласительном производстве не предполагает признания себя виновным, а предполагает то, что прокуратура и обвиняемый, а также его защитник достигают соглашения относительно сути и квалификации обвинения, меры наказания и прочих санкций”, — пояснил Пыдер.

Согласно обвинению, которое полностью отразилось и в соглашении, в 2012-2014 годах Заренков 12 раз принимал мзду — общая сумма составила 4780 евро. ”Деньги он получал за то, что при организации в Маарду культурно-развлекательных меропри ятий и проведении необходимых для народного дома строительных работ отдавал предпочтение конкретным предприятиям”, — добавил Пыдер.

В результате согласительного производства сошлись на мере наказания — два года тюремного заключения. Два месяца и восемь дней Заренков отсидел на стадии предварительного следствия, остальной срок — условный.

”Не знаю, почему они пошли на согласительное производство”

Пыдер: ”Центральная криминальная полиция задержала Заренкова в качестве подозреваемого 4 января 2014 года после того, как он в припаркованном на Петербургском шоссе в Талинне автомобиле принял мзду в размере 650 евро”.

После задержания тогдашний русский омбудсмен Сергей Середенко и руководитель Правозащитного центра ”КитежМстислав Русаков заявили, что мотивы ареста Андрея Заренкова имеют откровенно расистский характер и что ”непропорциональность меры пресечения и предполагаемого правонарушения очевидна”.

Сегодня Delfi попросил Сергея Середенко высказаться по поводу того, что Заренков, согласившись с мерой наказания, фактически признал свою вину.

”Политическая составляющая в этом деле абсолютно очевидна, — констатировал Середенко. — Как потом мне стало известно из своих источников, автором заявления в полицию был, грубо говоря, политический оппонент Андрея. Сколько лет полицейский инспектор пас Андрея. Ничтожность суммы, по которой было возбуждено дело. Но мы ни разу не заявляли о невиновности Андрея. Мы давали следствию работать.

Выяснилось, что есть факты, указывающие на виновность Андрея. Не знаю, почему они пошли на согласительное производство. Как вела это уголовное дело Алла Якобсон, семейный адвокат Андрея, я никак комментировать не буду. Я пятнадцать лет правозащитник, доверяю людям в вынесении их собственных решений. Люди вправе решать сами. Нас возмущала именно эта сторона: демонстративный арест, арест по абсолютно надуманным причинам”.

Заренков не будет исключен из рядов Объединенной левой партии Эстонии. Об этом rus.err.ee сообщил ее лидер Валев Калд. А вот заявление об уходе с поста директора Маардуского народного дома он написал — суд запретил полтора года работать на руководящих должностях в госучреждениях и на принадлежащих им предприятиях.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии