ОНЛАЙН-БЛОГ: "Конечная цель — эстонская школа с большой буквы". В Рийгикогу обсудили "вопрос государственной важности"

 (260)
Vene koolid
Vene koolidFoto: Jaanus Lensment

Сегодня на повестке дня Ригикогу значился лишь один вопрос, который был заявлен как ”вопрос государственной важности”, — "Перевод русских детсадов и школ на эстонский язык обучения". Delfi вел как прямую видеотрансляцию, так и онлайн-блог!

Обсуждение было инициировано партией ”Исамаа”. Однако, во время обсуждения некоторые оппоненты обвинили политическую силу в том, что инициировать-то она инициировала, а никаких конкретных решения по вопросу не предложила.

Многие выступающие сошлись в мнении, что обучение нужно начинать уже с детского сада и что очень важную роль играет настрой родителей и преподавательский состав. Нехватка учителей, способных обучать на эстонском языке, — едва ли не самое главное препятствие на пути к достижению успеха.

Некоторые цитаты из выступлений:

”Уважаемые коллеги, не надо играть на страхах. Давайте уважать страхи наших избирателей!” (Ладынская-Кубитс)

”Чем раньше мы начнем обучать эстонскому языку, тем легче нам будет в будущем”. (Метс)

”Переход реален и Эстония с этим справится”. (Раннут)

”Мы здесь занимаемся интеграцией. Не очень эффективно, но мы должны помнить о том, что мы имеем дело с двойной интеграцией: языковой и ментальной. И если одна из них не работает, то не работает все”. (Раннут)

”Хуже всего обстоят дела с планом развития эстонского языка: проект был составлен, но языковеды отказались поддерживать всякий мусор и теперь у нас нет плана развития”. (Раннут)

”Давайте сейчас решим 90% проблемы и не будем пока смотреть на Ида-Вирумаа”. (Раннут)

”Как защитить эстонские семьи, чтобы они не стали русскоязычными?” (Лиги)

”Кое-где в Европе на нас смотрят странно из-за того, что у нас две сегрегированные школьные системы”. (Раннут)

”То, как будет продвигаться учеба у Вани и Кати, зависит от того, кто будет их учить. […] Если родитель считает, что обучение языку — это наказание, то так будет считать и сам ребенок”. (Сибуль)

”Все происходит в интересах самих русских”. (Лиги)

”Конечная цель — единая школа, в которой русские и эстонские дети учатся вместе. Эстонская школа с большой буквы”. (Осиновский)

”Нам нужна государственная мудрость, так как государственное мужество в этом зале уже присутствует”. (Ару)

”Нет разницы — Сидоров это или Сестер. Нельзя исходить из фамилии, когда отдаете ребенка в школу”. (Сестер)

”Когда-то все равно придется пойти в эстонскую школу. В какой-то момент русские школы все равно исчезнут. Эстонское государство просто не в состоянии содержать двуязычную школьную систему”. (Лаури)

Более подробно читайте в ОНЛАЙН-БЛОГЕ!

Переход на эстонский язык обучения
Обсуждение в Рийгикогу на этот раз закончилось, ну а общественная дискуссия только набирает обороты. Похоже, впереди - много всего интересного. Читайте DELFI и будьте в курсе всех новостей! Делитесь с нами своим мнением по вопросу перехода на эстонский язык обучения - пишите на journalist@delfi.ee или rus@delfi.ee.
Она отмечает, что дети смогут изучать русский язык в рамках школьной программы и что все эти вопросы решаемы. «Есть желание. Я бы сказала, что у русскоязычных родителей этого желания даже больше. Надо дать сигнал и довести дело до конца».
Лаури: в опеределенный момент все равно придется пойти в эстонскую школу. В какой-то момент русские школы все равно исчезнут. Эстонское государство просто не в состоянии содержать двуязычную школьную систему.
Марис Лаури из Партии реформ отмечает, что в некоторых местах в Эстонии просто нет русских школ, русские дети посещают эстонскую школу и «никто особо не возмущается». «А вот в Таллинне иногда случается. Главным образом, среди политиков».
Эйки Нестор уточняет, что Лооне выражала свою личную точку зрения.
Сестер: нельзя перейти за один год. Это невозможно. Нет учителей, чтобы учить на нужном уровне. Нужно мыслить комплексно. Но мы не можем говорить, что эта тема не актуальна. Она актуальна.
Согласен ли он, чтобы его ребенок учился с русскими детьми? «Нет разницы - Сидоров это или Сестер. Нельзя исходить из фамилии, когда отдаете ребенка в школу».
Сестер: они не знают эстонского языка. Они не могут выдвигаться на определенные должности. Это реальность. У нас нет точек соприкосновения.
Сестер вновь говорит о том, что все следовало бы сделать раньше, а сейчас надо достигнуть четких договоренностей.
Выступающий сразу после нее Свен Сестер первым делом отмечает, что выступление Лооне дает четко понять, что Центристская партия — против полного перехода на государственный язык обучения. «Хорошо бы услышать потом мнение премьер-министра».
По мнению Лооне, человек должен знать, что в этой стране у него есть будущее, и у него не должно быть никаких страхов относительно своего положения.
Оудекки Лооне приводит в пример Италию 60-х, у которой сейчас нет проблем.
http://rus.delfi.ee/daily/estonia/osinovskij-otkuda-vozmet-vremya-i-dengi-na-izuchenie-estonskogo-mama-odinochka-iz-kohtla-yarve-rabotayuschaya-v-magazine?id=83657503
Криста Ару: каждому подобному большому изменению — свое время и свое место. Нам нужна государственная мудрость, так как государственное мужество в этом зале уже присутствует. Вопрос преподавательского состава на самом деле стоит острее, чем сегодня звучало. Важно вовлечь и частный сектор. Государсвтенное финансирование должно быть честным и справедливым и не должно быть символическим.
Но как создать такое общество, в котором и русские, и эстонские родители захотели участвовать в процессе?
Осиновский: да, конечная цель — единая школа, в которой русские и эстонские дети учатся вместе. Эстонская школа с большой буквы.
Он отмечает, что любой язык усваивается лучше, когда нужно применять его ежедневно в общении с другими людьми. Если школы будут переведены на эстонский язык, общения будет больше и обучение будет более эффективным. Учит не программа, а учителя и родители. Важно, чтобы все, в том числе сами дети, верили в необходимость процесса.
Осиновский уже в самом начале своей речи просит дополнительное время, поскольку тема очень важная.
Лиги отмечает, что прекрасно представляет «эту карусель», которая завертится, но решение нужно принимать, посмотреть, какие школы уже сейчас могут перейти на эстонский язык обучения и не откладывать дела в долгий ящик. С сегрегацией следует покончить как можно быстрее.
Лиги: это политическое решение надо принять.
Отвечая на обвинения о том, почему Партия реформ не довела переход до конца во время своего нахождения у власти, Лиги сказал, что «кое-то» специально блокировал эту тему.
Лиги: странная ситуация. «Исамаа» должны были представить план, но о плане не было сказано ничего. Хотя это и было заявлено. Вопрос не в обучении языку, а в сегрегации. Все происходит в интересах самих русских.
Прийт Сибуль: наши неудачи в этом вопросе — хороший повод попробовать еще раз. То, как будет продвигаться учеба у Вани и Кати, зависит от того, кто будет их учить. [...] Если родитель считает, что обучение языку — это наказание, то так будет считать и сам ребенок.
Ааду Муст: Эстонии нужен тот, кто будет отвечать за языковую политику. Ида-Вирумаа — общегосударственная проблема. Государство должно поспешить на помощь. Языковая политика должна стоять над партиями. Будем работать дальше.
Раннут: кое-где в Европе на нас смотрят странно из-за того, что у нас две сегрегированные школьные системы.
«Как защитить эстонские семьи, чтобы они не стали русскоязычными?» - спрашивает Юрген Лиги.
http://rus.delfi.ee/projects/opinion/yana-toom-esli-zakroem-russkie-shkoly-ne-ponadobitsya-i-kremlevskoj-propagandy?id=83656677
http://rus.delfi.ee/daily/estonia/gensek-isamaa-za-schet-nalogoplatelschikov-vyroslo-novoe-pokolenie-russkoyazychnyh-kotoroe-nedostatochno-vladeet-estonskim?id=83656115
Рассуждая о путях решения вопроса, Раннут сказал: «Все решения, которые ведут в правильном направлении, хороши».
Раннут отметил, что переход невозможен только для тех, чьи избиратели против, но что в какой-то мере он понимает эти партии.
Раннут полагает, что Северо-Восток следует рассматривать отдельно и не нужно сейчас на нем зацикливаться, потому что в этом случае проблема не разрешиться никогда. «Давайте сейчас решим 90% проблемы и не будем пока смотреть на Ида-Вирумаа».
По подсчетам Раннута, к 2023 году реально закончить большую часть процесса.
Раннут отмечает, что эстонские школы могли бы принимать всех русских детей, которые хотят там учиться. По его оценке, около половины русских детей способны учиться в эстонской школе. "Необходимость в переходе на эстонский язык очень большая".
Раннут: хуже всего обстоят дела с планом развития эстонского языка: проект был составлен, но языковеды отказались поддерживать всякий мусор и теперь у нас нет плана развития.
По мнению Раннута, ситуацию усугубляют политические игры в Таллинне и Нарве, где не совсем понятно, кто чего хочет, а также непрозрачность и слабый контроль сферы.
Для разнообразия - мнение. http://rus.delfi.ee/projects/opinion/ne-prevraschat-russkie-shkoly-v-estonskie-a-sozdat-edinuyu-shkolu-gde-vse-uchatsya-vmeste-i-naravne?id=83656385
Раннут: мы здесь занимаемся интеграцией. Не очень эффективно, но мы должны помнить о том, что мы имеем дело с двойной интеграцией: языковой и ментальной. И если одна из них не работает, то не работает все.
Опять же, - начинать с детского сада.
Раннут: прежде всего, хотелось бы сказать, что переход реален и Эстония с этим справится.
За пультом - Март Раннут.
Яак Мадисон отмечает, что русская молодежь, скорее, лучше владеет английским, чем эстонским.
Метс: чем раньше мы начнем обучать эстонскому языку, тем легче нам будет в будущем.
Метс делает большие ставки на новое поколение учителей. На вопрос о том, станет ли когда-нибудь его школа полностью эстонской, он ответил утвердительно, но сказал, что для этого «должны прийти эстонские ученики», которые будут способны учиться на государственном языке. Это, по его оценке, произойдет через 10-20 лет.
Ольга Иванова: никто не говорит о решениях, все лишь выступают с лозунгами и немного наивными тезисами.
Учителей, которые согласились бы приехать в Ида-Вирумаа, найти тоже очень сложно.
Идеальный выход: преподаватели, которые могут говорить на двух языках.
По его мнению, очень хорошие результаты можно было бы получить, предоставляя ученикам возможность практики за пределами Ида-Вирумаа. Хотя тут возникает риск того, что, вернувшись, молодой человек снова не сможет повышать и поддерживать полученный уровень знания языка.
Метс отмечает, что в Ида-Вирумаа многие после окончания профтеха начинают работать в русскоязычной среде, поэтому у них возникает резонный вопрос: а зачем мне эстонский и где мне его использовать?
Метс: могу сказать, что те ученики, которые у нас есть, на эстонском языке учиться не могут. После основной и средней школы мы не можем вывести их на такой уровень, чтобы они полностью понимали эстонский и были способны на нем учиться.
Слово Ханнесу Метсу.
Ладынская-Кубтитс: Это неправда, что Исамаа изменила свое мнение. Мы всегда говорили о переходе и стояли за него.
Арто Аас обвиняет «Исамаа» в том, что они изменили свое мнение. «Реформисты выступали с этой идеей еще в прошлом году, но тогда вы были против».
Ладынская-Кубтитс приводит в пример свою дочь, которую она обучает двум языкам с самого раннего возраста.
Ладынская-Кубтитс еще раз подчеркивает, что самым важным является вопрос педагогического состава. Необходимо привлекать молодых, но одной лишь зарплатой этого сделать не удастся. Также следует позаботиться о том, чтобы учителя, которые сейчас работают в русских школах, тоже нашли себе применение. «Уважаемые коллеги, не надо играть на страхах. Давайте уважать страхи наших избирателей!»
Сестер подчеркнул, что начинать нужно уже с детского сада.
Свен Сестер: я разделяю ваше мнение. Я думаю, что проблема заключается в том, что 20-25 лет назад были приняты неверные решения. Если бы мы тогда поступили по-другому, то лицезрели бы сейчас совершенно другую картину.
Ладынская-Кубитс: думаю, мы могли бы прийти к компромиссу. В Эстонии будет эстоноязычная система образования, но в Таллинне и Ида-Вирумаа останется несколько сильных школ с упором на русский язык.
Поднимается вопрос нехватки учителей. Ладынская-Кубитс: у нас не хватает учителей даже для системы 60/40.
Ладынская-Кубитс: чего мы боимся? Эстонцы боятся за свой язык, русские — за то, что их дети могут лишиться идентитета.
Ладынская-Кубитс: мне бы хотелось, чтобы этот вопрос решался спокойно, без противопоставления. И я верю, что так и будет.
http://rus.delfi.ee/daily/estonia/toom-sesteru-vybory-blizyatsya-mozhno-vydavat-vsyakuyu-erundu-lish-by-zvuchala?id=82949369
http://rus.delfi.ee/daily/estonia/ryjvas-znat-estonskij-yazyk-ne-nakazanie-a-vozmozhnost?id=82975335
http://rus.delfi.ee/daily/estonia/madison-irl-uzhe-sto-raz-mogla-by-perevesti-vse-shkoly-na-estonskij-no-ne-sdelala-etogo?id=82950109
http://rus.delfi.ee/daily/estonia/sven-sester-predlagaet-polozhit-konec-russkoyazychnomu-obrazovaniyu-sady-i-shkoly-dolzhny-byt-na-100-estonoyazychnymi?id=82946447

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии