Обвиняемый в убийстве Таранкова Воробей: сожалею о том, что все так вышло

 (2)

Обвиняемый в убийстве Таранкова Воробей: сожалею о том, что все так вышло
Kaitsja Aadu Luberg ja kohtualune Juri VorobeiFoto: Silver Raidla

Судебный процесс над Юрием Воробьем, обвиняемым в убийстве ”крестного отца” эстонского преступного мира Николая Таранкова, вышел на финишную прямую, пишет Eesti Päevaleht.

На вчерашнем заседании с последним словом в Хаапсалуском доме суда Пярнуского уездного суда выступили государственный обвинитель Вахур Верте, представитель потерпевшего Арина Лискманн-Гетсу, защитник подсудимого Ааду Луберг, а также сам подсудимый.

Верте ходатайствовал у суда о признании Воробья виновным и назначении ему наказания в виде лишения свободы сроком на семь лет и девять месяцев. Прокурор отметил отсутствие как отягчающих, так и смягчающих вину обстоятельств. По оценке прокуратуры, Воробей убил Таранкова умышленно и осознанно.

Убить, чтобы остаться в живых самому?

”Я знаю, что совершил преступление и должен понести наказание. Мысли о том, мог ли я найти другой выход из сложившейся ситуации, будут преследовать меня до конца жизни. Я сожалею о том, что все так вышло”, — сказал Воробей.

ТОП

Читайте также:

В своей речи Луберг отметил, что теперь, после завершения судебного расследования, он может с уверенностью говорить о наличии смягчающего вину обстоятельства и утверждать, что преступление было совершено под воздействием угроз со стороны потерпевшего. Кроме того, адвокат не согласен с утверждением прокурора о том, что, если бы Воробей действительно опасался за свою жизнь, то уехал бы в Испанию к жене. ”Насколько я понимаю, Испания не относится к странам, в которых оказавшиеся в подобной ситуации люди могут чувствовать себя в безопасности. Это факт, не требующий доказательства”, — сказал Луберг.

По его оценке, тот факт, что Воробей хотел встретиться с Таранковым и уладить дела, доказывает именно наличие страха, а не его отсутствие. И когда в мае Воробью удалось увидеться с Таранковым, он понял, что переданная ранее через друга угроза реальна. Луберг отметил, что через какое-то время после встречи с Таранковым Воробей поехал на Украину и приобрел там бронежилет, и это в очередной раз доказывает наличие угроз со стороны криминального авторитета. Луберг подчеркнул, что даже непосредственно перед убийством Воробей пытался поговорить с Таранковым, но тот отказался.

Адвокат просил принять во внимание также запись телефонного разговора от 27 сентября 2016 года (Таранков был убит 13 сентября — прим.ред.) между правой рукой Таранкова Вячеславом Гулевичем (по кличке Слава Кемеровский) и неизвестным лицом, отбывающим срок в местах не столь отдаленных. В ходе разговора звучали слова о том, что все средства хороши и что Юрий находится под пристальным наблюдением полиции, из чего можно было предположить, что жизни подсудимого может угрожать опасность. Кроме этого, адвокат упомянул интервью директора Центральной криминальной полиции Кристы Аас изданию Postimees, в котором она посчитала нужным отметить необходимость обеспечения безопасности Воробья как во время заседания суда, так и после него.

Признал вину и раскаялся

Луберг согласился с предложенной прокурором квалификацией преступления, но попросил суд принять во внимание перечисленные выше факты в качестве смягчающих обстоятельств и при вынесении приговора уменьшить требуемое прокурором наказание по своему усмотрению.

Верте отметил, что нельзя не принимать во внимание действия Воробья после совершения преступления. Если быть более точным, то он поместил тело Таранкова в багажник, чтобы защитить от непогоды и животных, которые могут повредить его. Воробей сам объяснил данный поступок желанием уберечь тело от диких зверей, например, кабанов.

Подсудимый признал себя виновным по всем трем пунктам обвинения. Кроме этого, он активно сотрудничал со следствием. ”Прежде всего, я имею ввиду то, что Воробей добровольно показал и выдал оружие, которое он использовал для совершения преступления. Речь шла об источнике опасности, который мог попасть к третьим лицам и принести с собой дополнительные риски. Этого не произошло, так как Воробей оказал активное содействие и указал местонахождение оружия”, — отметил прокурор.

По словам представителя защиты, убийство, в особенности умышленное, — это самое ужасное и непозволительное преступление. ”Умышленное убийство хорошего знакомого (Таранкова — прим.ред.) — это преступление, которое вдвойне достойно наказания”, — сказала Лискманн-Гетсу.

”Угрозы убить близкого (Воробья — прим.ред.) столь же предосудительны. И в данном случае то, о чем я говорю, доказано в суде”, — парировал Луберг.

”Таранков жил скромно, в квартире без ремонта”

Лискманн-Гетсу отметила, что присвоение Таранкову прессой титула ”криминального авторитета” является спекуляцией, поскольку потерпевший в уголовном порядке не наказывался и в отношении него нет незаконченных производств. Кроме того, отсутствует какая-либо информация о его связях уголовными делами. ”Спекуляция относительно связей Таранкова с преступным миром основывается на ежегоднике КаПо и информации ЦеКриПо”, — отметила она и добавила, что речь идет об оперативной информации и что привязка имени Таранкова к преступному миру является тяжким нарушением закона о полицейской службе, в частности — обнародованием закрытой информации.

”Меня как представителя потерпевшего удивляет тот факт, что никто не говорит и не пишет о том, что потерпевший Таранков жил очень скромно, в квартире без ремонта. Он до последнего дня профессионально занимался спортом и имел в связи с этим много друзей и знакомых. Именно благодаря спорту он завоевал уважение и авторитет. Почему не пишут об этом?” — спросила она.

Верте опроверг утверждения Лискманн-Гетсу, согласившись лишь с фактом отсутствия предъявленных Таранкову обвинений. Прокурор отметил доказанность факта наличия у Таранкова близких друзей среди лидеров организованного преступного мира. Его имя упоминалось также в уголовных делах Ассара Паулуса, Харона Дикаева, Андрея Кузякина. Буквально месяц назад один из лидеров группировки Кузякина подробно рассказал об авторитете Таранкова в преступном мире. ”Речь идет не о спекуляции или лоббировании интересов органов полиции, а о прозвучавших в суде фактах”, — подчеркнул Верте.

Суд вынесет решение 28 апреля.

Оставить комментарий
Данную статью могут комментировать только зарегистрированные пользователи!
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии