”Меня узнают в электричках”. Иван Макаров — о своем имидже русофоба, закрытии передачи ”Раадиус” и российском ТВ

 (164)
Ivan Makarov
Ivan MakarovFoto: Kaader videost

В авторской передаче Романа Старапопова ”Правильные русские” Эстонии” радиоведущий и редактор ”Радио 4Иван Макаров рассказал о своем отношении к Путину, России, а также угрозах, после которых пришлось обращаться в КаПо. Представляем вам полную версию интервью — вопросы и ответы, которые не вошли в передачу.

Почему ваша передача ”Раадиус” больше не выходит в эфир?

Ей исполнилось 20 лет, и, когда я вернулся из отпуска, ее уже не было в программе.

Ее исключили из сетки без вашего ведома?

Дальше комментировать не могу, потому что я здесь работаю. 20 лет отработал каждый божий день…

Почему у вас отдельная комната с пультом? Почему не в общей?

Ну, я человек, оторвавшийся от коллектива. Дело в том, что специфика такова, что я все эти передачи делаю один. Вы, наверное, заметили, что передачи делают люди: обзор делает один коллега, другой делает какие-то комментарии, третий — еще что-то. То есть классно, все нормально. Я в детстве в детский садик не ходил, в пионерском лагере не был никогда. Я привык работать один, поэтому сам все материалы достаю, комментирую, сам монтирую, сижу за пультом, в том числе и в прямом эфире. Поэтому в результате я оказался в отдельной комнате, чему очень рад. Но рядом со мной сидит коллега Ирина Свенссон. Кстати, за всю историю работы я никого не подвел, ни на одну передачу не опоздал и ни на одну просьбу о помощи от коллег не ответил отказом.

Читайте также:

Это достойно уважения.

Выходит, я себя похвалил, но это действительно так. То, что я здесь сижу, это не потому, что я человек, который не любит кого-то. Хотя есть слухи, что я кого-то убил. И, кстати, прочитал на одном форуме где-то года три-четыре назад, что я в свободное от работы время хожу по Таллинну с креслом таким — инвалидной коляской, в которой сидит якобы парализованная девушка. Я собираю милостыню под нее, потом мы с ней это делим, и я иду в публичный дом. Это лишь один из примеров. Я хохотал, ссылки и скриншоты своим знакомым отправил.

Как вы относитесь к тому, что в Эстонии вас называют русофобом?

Дело в том, что я работаю на ”Радио 4”, а у нас аудитория достаточно широкая. Во всяком случае, так всегда утверждали. И прежнее, и нынешнее руководство ”Радио 4” не являются, так сказать, моими сторонниками, большими друзьями. Но и те, и другие говорили, что, когда я выхожу в эфир, ”слушаемость” возрастает скачкообразно. В таком случае, люди очень любят слушать русофобов? Я не верю. Я, в общем-то, в курсе, как меня называют, читал об этом в комментариях.

Если кто-то думает, что до меня не доходит то, что пишется на форумах, конечно, доходит. Я профессионал, меня интересует любое мнение, которое следует за моей передачей или статьей. Тем более, что среди комментаторов есть люди очень осведомленные, компетентные. Они иногда ссылаются на факты мне неизвестные, которые связаны с моей публикацией или передачей. Они дают какие-то ссылки, говорят о каких-то событиях, о которых я не знал. Я, благодаря этому, узнаю больше, иду в Гугл, начинаю искать и нахожу. В следующий раз я более подкован и готов к новым ссылкам.

Как формировался ваш имидж?

Формирование моего имиджа началось с 2006, примерно во второй половине, точно не помню, когда мне предложили делать регулярно обзоры местной русскоязычной прессы на Vikerraadio. Там колоссальная слушательская аудитория, на каждый такой обзор приходилось 100 тысяч и больше слушателей, они как-то это подсчитывали. А у меня есть такая привычка: я очень люблю цитировать. Но, поскольку это было время такое перед бронзовой ночью, я, естественно, брал цитаты, где подстрекали, подзуживали, все это комментировал. В конце концов, на меня окрысились очень многие коллеги из русскоязычных изданий. Тогда их было больше, тогда были и ”Вести дня”. У меня написано несколько десятков статей. Я помню в одном только ”Дне за днем” — в электронной версии ― за одну неделю было написано больше 10 различных. И там очень многие коллеги приписывали мне некоторые вещи, интересные такие, которых я не говорил, не делал. Ну, окей. Никто особо не любит, когда критикуют.

ТОП

Например, один известный сатирик или писатель, по-моему, говорил, что терпеть не мог критиков, которые критикуют его творчество, ничего не понимают. Пусть попробуют к какому-нибудь рабочему на улице, каменщику, который кладет кирпичи, подойти и сказать: ”Слушай, ты же не так кирпич кладешь!”, и тогда терпеливо выслушать, что он ответит. Поэтому в результате меня несколько повернули, дескать, я против России, русофоб. На самом деле, очень многие деятели русской альтернативной политики (но не буду называть имен) утверждают, что за ними стоит 1/3 населения Эстонии. Хотя уже давно доказано и неоднократно их поправляли, что 1/4, в лучшем случае. Да нет, все равно 1/3 за ними стоит, и кто против них, тот против всех. Вот так. Оказалось, что очень много было различных публикаций, которые выставляли меня в таком свете. И, кстати сказать, мне несколько раз этим летом предлагали опять делать это все на Vikerraadio. Я написал туда, что на эту тему не хочу потратить ни одной минуты своей жизни. Мне это неинтересно.

Вам угрозы поступали?

Да. Письма были. Однажды даже в КаПо интересовались, пришло письмо очень конкретное. Ну, это обычное дело.

То есть в КаПо какую-то информацию слили на вас, как я понимаю, или что?

Нет. Просто пришло письмо с конкретной угрозой, и тогда радио переслало в КаПо. Ничего страшного.

До физической расправы не доходило?

Со мной не так просто расправиться, я вообще-то человек не очень слабый. Волков бояться — в лес не ходить. Кстати сказать, я в городе неоднократно встречался с людьми, которые начинали говорить: ”А вот вы …”. Я всегда спрашиваю: ”Скажите, а когда это было?”. ”Ну вот я не помню, там то и там то сказали против”. Я говорю: ”Скажите, примерно хотя бы, когда и что сказал?”. ”Нет, вот мне кто-то там сказал”. Я говорю: ”Ну, окей”. В конце концов, мы всегда расставались друзьями. Часто здороваемся, когда встречаемся.

То есть в формировании русофобского имиджа можно обвинить русскую прессу?

Нет, ну зачем обвинить. Например, обо мне писали (это было в русскоязычном Delfi) много лет назад. Я делал обзор не только для передач Vikerraadio, а еще и для газеты Eesti Päevaleht. И вот они стали верстать, и там была ссылка на интервью Владимира Вельмана, опубликованное в ”Вестях дня”. В редакции сократили какой-то абзац, и получилось, что интервью Вельмана было якобы в газете ”Молодежь Эстонии”. Но мне никто не позвонил, не сказал. Кинулись в ”Молодежь Эстонии”, там действительно такого не было, и Илья Никифоров даже сказал (тогда он был главным редактором), что он обратится в какой-то совет по прессе, что нет ничего подобного. Конечно, не обратился, так как все выяснилось. Но это осталось, собрало множество комментариев. Сам Вельман ничего не комментировал. Мне тогда из центристской партии звонили — Эфендиев, Привалова, говорили, что они такого шельмования ни в коем случае не поддерживают и возмущены всем этим. Это все в интернете можно найти, все осталось, даже если и выдумано.

Или, например, другая история ― газеты ”День за днем”. Там на финальной стадии было, что я предложил изолировать русских людей, русских детей от русских лидеров общественного мнения. Это в какую больную голову может прийти такой заголовок? Тоже там осудили и написали по этому поводу 10 статей. На самом деле, ничего подобного не было. Все эти материалы можно поднять, они есть в архиве. Я просто в своем обзоре сказал, что у нас сформировалась тенденция, когда на передачу приходят лидеры общественного мнения, различные политики, журналисты, бизнесмены и начинают ахать по поводу того, что из Эстонии все нормальные русские люди уехали, а одни дебилы остались. Но это действительно так — все способные люди уезжают, здесь нет перспектив, ничего. И я прокомментировал так, что пора русским родителям заступиться за своих детей, которые здесь живут, которые здесь будут все это строить, обслуживаться, работать. Заступиться за них перед лидерами общественного мнения. А мне приписали, что я сказал изолировать. И вот на таких фальшивках выстроено довольно-таки много вранья.

Может сложиться мнение, что вы враждебно настроены по отношению к России. Так ли это?

Всегда можно найти какие-то цитаты. Вот я всегда хочу цитат. Например, где, когда я сказал, пожалуйста, ссылочку киньте. То есть очень часто люди говорят: ”Вот ты за кого? Крым наш… Крым ваш… Крым то… Крым се…”. Я, например, в своих радиопередачах могу говорить вещи очень острые, но никогда не говорю ярлыками.

О моем отношении к России говорит, например, то, какую русскую музыку я предлагаю слушателям. Я отношусь к слушателям с уважением: ни ”Кусочека колбаски”, ни там ”Поющие трусы”, ни какие-то там ”Отдавай, родимый, Алясочку взад” никогда в жизни не услышите в моих передачах. Там Андрей Мисин, там ”Черный кузнец” и многие интересные имена из России, музыка которых — это проявление уважения к тем, кто их слушает.

”Такого, как Путин” поставите в эфир?

У меня фраза из этой песни замиксована в другой, в которой говорится о том, что ”я в Эстонии живу, мне она по нраву, я ее не променяю на державу”.

Как вы относитесь к россиянам, русским людям?

Прекрасно. У меня мама россиянка, она родилась в Ленинграде, пережила блокаду. Как относиться? Много родственников в России, очень хороших. Общаемся мало, поскольку предыдущее поколение уже практически все ушло. У молодежи другие интересы. Кое-кто уехал далеко, кое-кто — в политике, так им с журналистом из Эстонской телерадиовещательной правовой корпорации общаться вообще опасно. Некоторые друзья пропали в России, кто-то ушел в державники, в кургинянцы… У меня был один очень хороший друг в Москве — Игорь Зайцев, журналист АПН (Агентство печати ”Новости”), потом он склонил меня к сотрудничеству с ”Мегаполис экспресс” (это была еженедельная, по-моему, газета, такая толстая, для богатых людей). Но поскольку он друг Владимира Жириновского, даже как-то предлагал мне сделать с ним интервью, сегодня его взгляды таковы, что он особенно не общается с прибалтами, со мной в том числе.

О чем бы вы спросили Жириновского?

― А что можно спросить у человека, который каждый день орет тебе в ухо? В любом своем выступлении он выворачивается наизнанку. Тогда, когда он начинал, был интересной фигурой. А сейчас ничего бы не спросил. Он мне неинтересен.

Оказавшись перед Путиным, что бы вы ему сказали?

Tere, tere, vana kere ― как он сказал нашему коллеге с ”Радио ПалдискиОлегу Тесле.

А потом?

Ничего бы не спросил. Не в обиду будет сказано, неинтересен.

Как вы относитесь к Путину?

Честно скажу, не нравится мне Путин. Я из интеллигентной семьи, из университетской, старой тартуской семьи. Эти его скабрезные высказывания про первичные половые органы бабушки и дедушки, про ”мочить в сортире”, все эти шуточки…

Как вы думаете, какое отношение у местных русских к Путину?

Многие поддерживают Путина, многие относятся к нему с любовью, с верой. А эти люди наши, как сказать, земляки, да? Земляки, соотечественники — точно скомпрометированное понятие.

Местные русские зомбированы российскими каналами?

Это очень сложный вопрос, поскольку, с одной стороны, можно сказать — да. Данные социологических исследований говорят о том, что высочайший рейтинг у ПБК, РТР, НТВ, а это действительно пропагандистские каналы. Поскольку являются государственными каналами России, они совершенно естественно отражают политические и внешнеполитические установки этой страны. С другой стороны, недооценивать наших русских людей здесь, в Эстонии, тоже не стоит. Когда в Нарве спросили, кто президент Эстонии, сказали, что Путин. Все это чушь. Какого-то дурака встретили или, может быть, с бодуна большого. На самом деле, русские в Эстонии прекрасно осведомлены, и русскоязычная пресса в Эстонии работает, по-моему, достаточно хорошо.

Вы считаете себя своим среди эстонцев?

Да, у меня эстонская жена.

А своим среди русских?

Да, у меня русская сестра, русский отец. Почему я должен считать себя чужим? Я счастливый человек, я не замкнут в каком-то ограниченном национальном пространстве. У меня много друзей среди эстонцев и среди русских, которые очень хорошо ко мне относятся. Меня узнают в электричках, ко мне иногда обращаются.

Часто узнают на улицах?

На улицах — нет. Дело в том, что я очень быстро хожу.

А голос, допустим?

По голосу узнают, да. Недавно был случай в Elron. Ревизоры были, очень редко их увидишь, проверяли билеты. Подошел, проверили мой билет, пошли дальше. Через некоторое время молодой человек вернулся (русский, кстати), сказал: ”Иван, я ваш фанат, наконец-то довелось с вами за руку поздороваться”. Такие вещи бывают.

Приятные?

Ну, конечно, приятные, если люди по-человечески относятся.

Не тянет съездить в Россию, погулять?

Больно туда ехать.

Почему?

Друзья все, в основном, потерялись или переехали куда-то в другую страну. Теперь они хоругвеносцы и ко мне по-другому относятся…

А с чем это связано?

С тем, что я живу в Эстонии и для них ― налогоплательщик НАТО. Спонсор НАТО — он уже не свой человек, не так, как раньше.

А что повлияло на их мнение, на их оценки?

То, что они смотрят каждый день по телевизору.

У вас изменилось отношение к России после 2014 года?

Нет такого человека, у которого бы не изменилось отношение, например, к руководству России после 2014 года. У нас, может быть, в отрицательную сторону, поскольку международные соглашения нужно соблюдать. А у многих россиян — в лучшую сторону: ”молодцы”, ”Крым наш”.

Чей Крым?

Крым, согласно международным соглашениям и международному праву, принадлежит сейчас Украине, де-юре. Де-факто он принадлежит России.

В Эстонии возможно повторение крымского сценария?

Думаю, что нет.

Если, не дай Бог, начнется война с Россией, что вы будете делать?

Есть такой старый известный анекдот, что нужно делать, если начнется ядерная война. Есть вполне определенная инструкция: накрыться белой простыней и тихонько ползти на кладбище. Я даже такого варианта не рассматриваю, чтобы была война с Россией. Эстония состоит в НАТО, никто не хочет, чтобы началась какая-то крупная заваруха — мировая война, которая рано или поздно все равно перерастет в ядерный конфликт. Вот Россия забрала Крым, что она сделала? Разместила ядерное оружие. Теперь все, пока там это оружие, никто туда не придет. Крым принадлежит, согласно международному праву, Украине, но против ядерного лома нет приема. Потому никакая война не начнется. А свой дом, конечно, буду защищать, своих родных, свою семью, если надо будет.

И напоследок. В свое время очень часто ставили группу Vanilla Ninja в эфире. Вы же видели, что группа распалась?

Да, давно уже. Между прочим, в этом отношении я могу сослаться на такой авторитет, как Эдгар Cаависар. Он, в свое время, как назвал группу Vanilla Ninja? Вы не помните, а я помню — ”эстонской ABBA”. Да, у Эдгара Саависара всегда был наметанный глаз — глаз-алмаз на красивых молодых девушек. В свое время, это была чуть ли не эстонская Nokia. То есть их знали в Японии, они в Чили выступали, то есть такая современная девчоночья группа: красивые молодые девчонки, вещи классные им Давид Брандес писал, швейцарский композитор. Он многим писал хиты, начиная от Криса Нормана, итальянских певцов и многих других. И вот он для них писал все эти вещи. Потом наши мудрые эстонские менеджеры как-то умудрились рассорить девчонок. Потом стали торговать этим названием. Короче говоря, девчонки делали отличную музыку, а наши ребята, как всегда, подвели.

Передача "Правильные русские" Эстонии".


Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии