Мать утонувшего в парке развлечений мальчика впервые рассказала свою историю



Мать утонувшего в парке развлечений мальчика впервые рассказала свою историю
TRAAGILINE PAIK: Politsei sõnul oli Cantervilla lossi mängumaal lapse surmaga lõppenud juhtum õnnetus.

В предстоящую субботу, 18 февраля, в церкви Олевисте впервые состоится панихида Hingesillad (”Мосты души”) по ”всем безвременно покинувшим нас детям, вне зависимости от их возраста и причины ухода”. 38-летняя Сирле, потерявшая сына, поделилась с еженедельником Eesti Ekspress своей историей.

Женщина достает голубой альбом и показывает фотографии, сделанные 14 июля 2014 года. В тот день она вместе со своей матерью и тремя детьми отправилась на экскурсию в Южную Эстонию. Все ее дети родились в конце лета. Сыну Хенри на тот момент было пять лет, дочери — три года, младшему сыну — два. В те дни она много фотографировала. С одного из снимков на нее смотрит Хенри и машет рукой. Как оказалось, на прощание.

Интуиция

В тот роковой день вся семья отправилась в детский парк развлечений Cantervilla. Интуиция подсказывала Сирле, что не надо ехать, но она не смогла найти ни одной разумной причины для отмены поездки. Дети ведь так ее ждали!

Читать еще

Читайте также:

”Я все время думала: может, не надо ехать… Но дети у меня любознательные и постоянно хотят что-то делать. Поэтому мы поели и отправились в путь”, — рассказывает женщина.

Начался дождь. Сегодня Сирле кажется, будто сама природа пыталась подать ей знак. Но дети не обращали на теплый летний дождь никакого внимания, а когда добрались до бассейнов, то и вовсе потеряли голову от радости. Сирле держала младшего сына на руках, дочь находилась на расстоянии вытянутой руки, Хенри — в нескольких шагах. Больше всего наслаждался именно он: катался с горки, брызгался, веселился. В какой-то момент бабушка отправилась на горку за оставленной там обувью. Как назло, один из младших детей отвлек внимание Сирле и она наклонилась к нему. Когда спустя мгновение она подняла голову, то Хенри в поле зрения уже не было.

Женщина тотчас же сообщила о пропавшем ребенке спасателю.

”Я понимала, что Хенри больше нет”

”Я сразу начала его искать, так как знаю, что он может пойти куда угодно…”, — говорит Сирле. Она оставила младших детей матери, а сама отправилась на поиски сына. Где он: в автопарке, на дорожке с тубами, на батуте? Спустя почти 15 минут ее осенило: почему она не ищет в воде?

Сирле стала искать в бассейнах, но через коричневую речную воду ничего не было видно. Она попросила спасателя проверить бассейны. Не прошло и минуты, как он нашел мальчика. На дне.

”Я прислонилась к дереву и глубоко вдохнула. Я уже понимала, что Хенри больше нет. Слишком много времени прошло… Я кричала, бегала вокруг… Но потом поняла, что единственное место, где я должна была быть, — это рядом со своим ребенком”, — рассказывает женщина.

Спасатель сразу же стал оживлять ребенка. Одна женщина поддерживала по телефону связь с Центром тревоги. Сирле стояла на коленях, держала сына за руки и за ноги. Она не понимала, почему она как мать не почувствовала, что жизнь ее сына находится в опасности. Почему Хенри не подал ей знак? Или почему она его не поняла?

Прибывшие на место медики долго проводили реанимационные мероприятия. Слух Сирле в тот момент настолько обострился, что она слышала, как вдалеке плачут ее дети и как бабушка их утешает; слышала, как работники скорой шепчутся между собой о том, что ”он такой большой мальчик и, наверное, должен был пойти в школу” и что ”нам надо начинать подготавливать мать”.

”Я просила у него прощения”

Когда скорая уехала, мальчик оставался лежать возле бассейна. Женщине сказали, что надо немного подождать и ”машина” отвезет ребенка в Клинику Тартуского университета на вскрытие.

Сирле взяла своего сына на руки. Кто-то укрыл их одеялом.

”Я не знаю, сколько мы так сидели. Полчаса, час, полтора? Не знаю. Так я и держала его — закутанного в одеяло, еще теплого. Я просила у него прощения. Сказала, что люблю его. Моя мать и другие дети подошли, чтобы обнять его. Дети спросили, почему Хенри не поедет с нами домой. Почему он не знал, что туда нельзя идти…”

Сирле не стала запрещать детям задавать вопросы и обнимать Хенри. Она хотела, чтобы они смогли попрощаться со старшим братом.

Приезд машины, которая должна была увезти мальчика, стал для Сирле одним из самых тяжелых моментов. Она знала, что, если сейчас отпустит ребенка, то уже навсегда. До этого в ней еще теплилась надежда, что он откроет глаза и скажет, что это была шутка… Сон…Ошибка…

Еще неделю после этого у Сирле болели руки, ведь она все еще обнимала Хенри. Первое время она могла спать только в обнимку с пижамой сына.

Кто виноват?

Полиция возбудила в отношении Сирле уголовное дело, так как несчастный случай произошел в результате того, что она не уследила за ребенком. Матери казалось это несправедливым.

”Почему у нас в Эстонии учреждение, которое зарабатывает на детях деньги, не несет ответственности за несчастные случаи? — спрашивает она. — Если бы эта вода была прозрачной, то можно было бы заметить, как Хенри ушел под воду. Народу было много. Моя мать бы с горки увидела. И спасатель. Да, родитель отвечает в любом случае, но разве другие не должны тоже нести какую-то ответственность?”

Женщина не понимает, почему бассейн для маленьких детей построили таким образом, что из резервуара, где воды по колено, можно сразу попасть в резервуар, где уровень воды превышает рост иного ребенка. Рост Хенри был 120 см. Глубина бассейна, в котором его нашли, составляла 110 см.

В гробик Хенри положили самолеты ”Лего” и машинки. На фотографиях с похорон видно, что в последний путь мальчика пришли проводить и его маленькие друзья. Сирле показалось правильным предоставить детям возможность попрощаться с другом.

Женщина постоянно чувствовала в себе потребность поговорить о случившемся. Из-за этого напряжение в семье росло: муж замыкался в себе и уходил с головой в работу. Сирле искала помощи у психолога и своего учителя по йоге. В итоге долгие разговоры помогли ей свыкнуться с мыслью, что надо жить дальше и что она не имеет права оставлять младших детей без материнской любви. Он говорит, что одинаково любит всех своих детей. У нее три ребенка, три любви. После смерти Хенри одна любовь освободилась, и теперь надо найти ей применение.

Оглядываясь назад, Сирле отмечает, что еще за несколько месяцев до смерти с Хенри стали происходить странные вещи. Например, он в странном месте выбегал на дорогу. Или отбивался от компании друзей, и его приходилось искать. ”Он стал делать опасные вещи. Что-то как-будто звало его”, — говорит мать.

1 сентября 2015 года выдалось для женщины особенно трудным. Это был день, когда Хенри должен был пойти в первый класс. До этого Сирле и подумать не могла, насколько ей будет больно видеть, как друзья Хенри впервые идут в школу. Повсюду — на улице и в Facebook — были счастливые дети и их родители, цветы и праздничная атмосфера. Это было больно.

Спустя год после смерти сына Сирле рассталась с мужем. Потеря ребенка не стала главной причиной, но, несомненно, повлияла на это решение.

Через два месяца после несчастного случая владелец Cantervilla перестроил бассейн и горки, а также нанял дополнительных охранников. Полиция закрыла дело в отношении Сирле.

Годом позже Сирле вернулась в парк. Теперь там везде стоят стулья спасателей, по всему периметру красуются большие предупредительные таблички, на которых красным шрифтом выведено: ”За детей отвечают их родители”… Но с тем местом перехода из бассейна в бассейн, которое, по мнению Сирле, оказалось для ее сына роковым, ничего так и не сделали.