Марина Кальюранд: конечно, я русская. И мой дом – Эстония

 (113)
Марина Кальюранд: конечно, я русская. И мой дом – Эстония
„Hea tagala,” kõlab vastuseks küsimusele, kuidas Kaljurandade peres saadakse alati kõik tehtud. Kui abikaasa Kalle tegi magistritööd, oli lastega kodus Marina. Kui Marina läks Moskvasse suursaadikuks, jäi koju Kalle.Madis Veltman

Весной выборы пройдут дважды. И если в Эстонии кого-то и можно назвать ”любимым политиком”, то, вероятно, им будет неожиданно примкнувшая к соцдемам Марина Кальюранд (55). Во время выборов президента, два года назад около 43 % эстоноземельцев посчитали, что хотели бы видеть ее в качестве главы государства, пишет Eesti Päevaleht.

Приводим некоторые выдержки из большого интервью, которое Кальюранд дала изданию:

Дипломат хоть и находится на виду, но, тем не менее, ведет скорее закулисную деятельность. Политику же приходится быть ”на сцене” постоянно. Что вас больше всего поразило, когда вы занялись политикой?

Дипломатам нравится быть за кулисами, но есть и тщеславные дипломаты и послы. Каждый дипломат должен учитывать, что представляя свое государство, он находится на виду. По всей вероятности, впервые эстонский народ познакомился со мной в 2007 году, во время Бронзовой ночи, когда я была послом в Москве. Мне пришлось отвечать на вопросы как в Эстонии, так и в России, и я хотела донести до жителей обеих стран адекватную информацию.

Внутренняя политика — это другое. Дипломат представляет позицию государства, а политик — самого себя. Я новичок, но считаю, что во время президентской кампании прошла интенсивные курсы политика. Этого времени, конечно, не хватило, но больше всего меня поразило то, как далеко могут зайти в личных нападках. Прошлись по родителям, национальности и вещам, которые от тебя не зависят. Твоей самой большой ошибкой называют то, что ты русская, и забывают твои заслуги перед государством. Хотя это я слышала только от одной партии. Конечно, я русская. Я росла с мамой, она русская. И мой дом — Эстония.

Во-вторых, меня поразило бескрайнее лицемерие. Перед камерой говорят одно, а потом подходят к тебе и спрашивают: ”Ты ведь не обиделась? Ты же понимаешь, что я политик и должен говорить это”.

Можете привести пример?

Я была министром иностранных дел и отвечала в Рийгикогу на вопросы, касающиеся Тартуского мира. Одна партия обвинила меня в сотрудничестве с Путиным. Дошло до утверждений, что Кремль мне платит и меня вообще следовало бы посадить.

Такие обвинения кажутся мне пошлыми и смешными. После выступления тот политик подошел ко мне и сказал: ”Ты же понимаешь, это политика” и дал понять, что на самом деле мы могли бы дружить.

Это выше моего понимания, я намерена бороться против такого в политике. Я не собираюсь становиться такой. Это неправильно. Если хочешь быть моим закулисным другом, то будь им при всех, а если ты публично говоришь такое, то не подходи потом с извинениями.

Партия реформ отвернулась от вас еще во время выборов президента, это снизило шансы.

Я бы так не сказала. У меня по-прежнему есть очень хорошие друзья и знакомые среди реформистов. Как и в других партиях, на самом деле. Некоторые темы реформистов близки и мне, например, налоговая и экономическая политика.

Когда в 2016 году вы выставили свою кандидатуру на пост президента, Таави Рыйвас вам лично пообещал, что вы будете кандидатом от реформистов. А потом сказали, что такого обещания не было. Вы забыли ту обиду?

Я не жалею. Президентские выборы позволили мне встретиться с людьми, с которыми я бы иначе не встретилась.

Конечно, я разочарована. Особенно в том, что коллегия выборщиков не сумела выполнить свою задачу и выбрать для Эстонии наилучшего президента. Началась торговля голосами. Это меня действительно разочаровало, и я считаю, что закон следует изменить во избежание подобного цирка в будущем.

ТОП

Я также по-прежнему считаю, что при выборе президента не должно быть борьбы между партиями и политиками. Каждый член коллегии или парламента должен исходить из своих личных убеждений и уверенности в том, что он голосует за наилучшего президента. Во время той кампании я такого не увидела. Я видела массу подлых нападок в свою сторону, и, конечно, меня это ранило, но все это в прошлом. В остальном это было очень интересное время, и, наверно, оно дало мне толчок стать политиком.

Говорят, что вы примкнули к соцдемам в первую очередь из-за того, что вам обещали место в Брюсселе. Это правда? Какие цели вы ставите перед собой?

Я примкнула к соцдемам, потому что мне близки темы, за которые они борются. Я согласилась баллотироваться на выборах в Рийгикогу и Европарламент. А что дальше, будет видно после выборов, когда избиратели скажут свое слово. Сейчас моя задача — заслужить доверие избирателей. Я ничего не исключаю и не хочу спекулировать.

Какой темой вы бы хотели заниматься в эстонской политике?

Моей темой была и останется внешняя политика. Также кибербезопасность, которой я занималась последние полтора года. В последние недели на повестке дня снова остро стоят вопросы эстоноязычного школьного обучения, образования, равноправия, темы, касающиеся детей. Они всегда меня волновали, и я затрагивала их во время президентской кампании.

Вы бы лучше справились на должности президента?

Я не могу ответить на этот вопрос, так как оценку работе президента дают народ и история. Могу лишь заверить, что я бы сделала все от себя зависящее, чтобы быть для Эстонии очень хорошим президентом.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии