История местного Чака Норриса, или Рабовладение по-эстонски

 (21)

История местного Чака Норриса, или Рабовладение по-эстонски
CHUCK NORRIS? Matti sigari ja püstolikujulise välgumihkliga, mängimas Hollywoodi staari.Erakogu

Нет, на фото изображен не голливудский актер Чак Норрис, а 66-летний житель Тарту Матти Тийк, пишет Eesti Ekspress.

Матти держит в руках не настоящий пистолет, а приобретенную в Москве зажигалку. Фотографии сделаны на одной из вечеринок после употребления горячительных напитков.

Недавно суд прекратил рассмотрение дела другого жителя Тарту, который в рамках процесса над криминальным авторитетом Ассаром Паулусом обвинялся в рабовладении.

Представляющий интересы ”Норриса” юрист Маарика Пяхклемяэ говорит, что не может ничего комментировать, поскольку речь идет о деликатном деле. Сейчас Тийк защищен программой защиты свидетелей и является одним из ключевых свидетелей по делу Паулуса.

Рабовладение по-эстонски

Читайте также:

Да, сага продолжается. Несмотря на то, что сам Паулус осенью прошлого года пошел на соглашение с прокуратурой, получив семь лет лишения свободы, несколько его подельников отказались от согласительного производства. Среди них — Андрес Вайк, известный также как Анду в инвалидном кресле (в результате полученных в автомобильной аварии травм мужчина может передвигаться только на инвалидной коляске), который обвиняется в рабовладении. Сам Вайк обвинение отрицает и говорит, что Норрис был не его рабом, а помощником, поскольку, будучи инвалидом, Вайк самостоятельно не может справляться с повседневными делами.

В ноябре 2014 года врач Вируской тюрьмы вынес решение, что Вайк неизлечимо болен и его дальнейшая жизнь находится под угрозой. Позже по ходатайству прокуратуры была проведена другая экспертиза, результаты которой гласили, что обвиняемый может участвовать в суде. На прошлой неделе была проведена еще одна экспертиза, результаты которой также показывают, что Вайк способен как участвовать в суде, так и отбывать наказание. ”Анду может умереть, но он не жалуется”, — говорит его лучший друг Райнар.

Райнар также обвинялся в рабовладении, но три недели назад суд прекратил в отношении него производство в связи с крайне тяжелым состоянием здоровья подозреваемого, который буквально живет на обезболивающих. ”Я раньше и не знал, что есть такая вещь как инфаркт позвоночника”, — говорит Райнар, лежа в кровати, где он проводит большую часть времени.

Райнар болен настолько, что даже не смог принять участие в первом заседании по делу Паулуса в июне 2015 года. Тогда СМИ иронизировали, что многие участники процесса так сильно хворают, что в зал суда впору приносить кровать. Так было решено отделить дело Райнара от основного процесса, но состояние его здоровья неуклонно ухудшалось и эксперты пришли к выводу, что наказывать его нет смысла.

Когда сотрудники спецподразделения Центральной криминальной полиции три года назад задержали Анду и обыскали жилище Райнара, то забрали с собой и Норриса.

”Его последние слова были: Райнар, помоги!” — вспоминает Райнар.

Матти Тийк идет в Тарту

В протоколе допроса значится, что Матти Тийк является рабом Райнара и человеком, который ухаживает за Андресом. Защитник Райнара Сирье Муст называет Норриса типичным нахлебником. Он выполнял у Райнара работы по дому, а взамен получал содержание. Тем не менее, по мнению следователей и прокуроры, Тийк являлся рабом. ”Если вы смотрели фильм ”Ян Ууспыльд идет в Тарту”, то там один мужчина был прикован цепью к стене. Моя жизнь точно такая же, только без цепи”, — сказал им Норрис.

NAPSU VÕTMAS: Andu avamas Absolut viina pudelit, Norris joogi ootel. Erakogu

Матти рассказал, что 18 лет работал на Райнара. Сначала он жил в своей квартире, но из-за долгов переехал к Райнару. ”Я делаю там все, что надо по хозяйству. Помогаю по дому: трава, живая изгородь, деревья, мелкие ремонтные работы, дрова для камина, зимой, конечно же, уборка снега, — рассказал мужчина. — Никаких бумаг о моей работе у Райнара мы не составляли. Рабочего времени как такового у меня никогда не было. Делаю, что велено, так быстро, как это возможно”. […]
„Я живу в отдельной комнате, которую для меня построили. Моюсь там же, где и хозяева: в душевой или бане. Белье мое стирали в стиральной машине, одежду тоже покупали”. […]
”Зарплаты в деньгах я не получал с 1998 года”. […]
”Несколько лет назад я ездил с ними в Испанию. Тогда я впервые побывал на юге. Там я, конечно, прислуживал Анду, но разок даже выбрался на пляж и к морю. За это мне ничего платить не пришлось. Все они оплатили”.

Райнар говорит, что Норрис объездил половину Европы: Россия, Швеция, Финляндия, Португалия, Швейцария, Австралия, Германия, Франция, Монако.

ORJAPIDA­MISES SÜÜDISTATU: Vasakpoolsel pildil lükkab Norris Andu ratastooli Portugali-reisil. Erakogu

По словам Норриса, после того, как Райнар перестал пить и снова женился, он стал на него кричать и мог даже дать тумака. Да, к стене его, как фильме, не приковывали, но однажды в России, когда он напился и захотел пойти в деревню, русские засунули его в клетку. Материалы прослушки также подтверждают, что Анду ругал Норриса и временами слышались шлепки. ”Б*ть, ну ты и ублюдок, на*й. Б*ть, ты реальный ублюдок, только о себе думаешь, б*ть. Б*ть, ты свинья”.

„Да, словарный запас не очень культурный, но они и между собой так общаются. Очень вежливыми они не были”, — говорит Муст.

”Получается Андрес только и может, что оскорблять, — удивляется Райнар. — И спрашивается, как он мог дать в челюсть, если у него не работают руки?”.

На вопрос следователя о том, считает ли Норрис, что его использовали, тот ответил, что да и что он хотел бы опять получать зарплату, а не просто довольствоваться содержанием. Также в ответ на вопрос следователя он сказал, что боится, что мужчины разыщут его и вернут, поэтому хотел бы воспользоваться программой защиты. Так Матти стал рабом, находящимся под защитой государства.

"Я - не преступник, я - бизнесмен"

В 1987-1987 гг Райнар служил в советских спецвойсках, воевал в Афганистане, дважды был ранен и, как он сам утверждает, его даже приглашали на работу в милицию. Но все повернулось иначе, поскольку у него было совсем другое окружение. На допросе он ответил: ”То, что было в 90-е, пусть останется там. Начиная с 2000 года я живу другой жизнью и с этим обществом (банда Паулуса — прим.ред.) общаюсь очень мало. Я не занимаюсь преступностью, я — бизнесмен”.

По утверждению прокуратуры, не позднее 2006 года Ассар Паулус создал преступную группировку, в которую входили Андрес Вайк, Пеэп Хавик, Мати Кулламяэ, Вирго Раудсепп и Райнар. Последний делает в ответ на это утверждение большие глаза: ”Это комедия абсурда! Будто я основал эстонский преступный мир в 2006 году! Как будто его раньше не существовало!”

Райнера обвинили в содействии действиям группировки путем предоставления своему другу Андресу Вайку в бесплатное пользование специально адаптированной под нужды инвалида комнаты (со специальным входом и туалетом) в своем доме. ”Из-за того, что я построил горшок, из меня хотели сделать преступника!” — возмущается Райнар.

Не рабство, а спасение?

Еще больше его злит разговор о рабстве. ”Норрис был дураком, получил от соседей за то, что украл водку, — говорит он. — Я помог ему, взял к себе жить, дал работу и получил за это обвинение”.

Сестра Норриса говорит, что брат пил, пока были деньги и друзья. В пьяном состоянии он становился буйным и агрессивным, поэтому его били. По ее мнению, Матти жив только благодаря Райнару. ”Если бы он продолжил так в 1992-1994, то, непременно, был бы уже мертв. Либо допился бы, либо его бы убили”, — говорит женщина.

По словам Райнара, Норриса никто не держал и он имел полную свободу передвижения. Например, когда он работал в России, то в одиночку ездил в Эстонию. ”В Сибири Матти был директором склада. Его звали Директор, Директор Норрис. Ему платили официальную зарплату. После возвращения в Эстонию у него в кармане было не меньше 2000 долларов. Он он все пропил”, — говорит Райнар и признает, что иногда ругал помощника. По поводу рукоприкладства говорит, что, напиваясь, Норрис постоянно сам везде падал и ударялся.

На суде Тийк дал противоречивые показания. Кроме того, судье даже пришлось прервать заседание в связи с возникшими у свидетеля проблемами со здоровьем. ”У меня 40 лет стажа, и это впервые, когда суд прерывает заседание потому, что у кого-то слишком высокое давление!” — удивляется Муст. Теперь Норрису можно задавать вопросы только в письменном виде. ”За государственные деньги его прячут. При этого один из обвиняемых находится в инвалидной коляске и в тюрьме, а другой — в лежачем положении. От кого нужно защищать Норриса?”

Как защитник Норриса, там и государственный обвинитель не считают возможным комментировать ситуацию до окончания процесса. На данный момент заседания суда распланированы до конца года, но никто не знает точно, когда и чем закончится дело.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии