Ильвес: президент Эстонии — не отец народа

 (88)

Ильвес: президент Эстонии — не отец народа
Foto: Tiit Blaat, Eesti Ekspress

В своем только что вышедшем сборнике речей президент Тоомас Хендрик Ильвес признается, что сознательно старался привести публичный рисунок роли главы Эстонского государства в соответствие с предусмотренными в Конституции полномочиями.

"Должность президента точно не относилась к тем мечтам или роду деятельности, к которым я бы целенаправленно и энергично стремился, — отмечает Ильвес в предисловии к сборнику "Suurem Eesti". — В ясной демонстрации отсутствия означенной страсти меня и упрекали и вместе с тем делали вывод, будто бы я делаю эту работу против воли или недостаточно посвящаю себя ей".

"Впрочем, соответствует действительности то, что вслед за произнесенной 9 октября 2006 года президентской клятвой я сознательно старался привести публичный рисунок роли главы Эстонского государства в соответствие с теми полномочиями и пределами власти, которые предусмотрели для президента государственные мужи и женщины, написавшие для нас очень хорошую Конституцию", — утверждает президент, подчеркивая, что старался делать все от себя зависящее, чтобы народ привык к роли, предусмотренной для главы государства в Основном законе.

ТОП

Читайте также:

По словам Ильвеса, президент Эстонии — не отец народа, не высокая королевская особа, по случаю прибытия которой надо вставать "смирно", дуть в фанфары и разворачивать красную ковровую дорожку.

Президент признается также, что очень скоро после вступления в должность убедился, что высказанные перед общественностью или опубликованные слова весят гораздо больше сказанного ранее: "Это и в том случае, если сказанное было довольно сложно охарактеризовать словами "остро" или "прямолинейно". Внезапно мне и не показалась уже таким преувеличением чья-то прежняя констатация, что устами президента глаголет Эстонское государство. Как каждый пишущий и выступающий знает или по крайней мере догадывается, разговор от имени кого-то другого, пусть одного лица или более внушительного собрания, существенно сужает свободу слова и мысли. Так прямые высказывания и заменяются метафорами и намеками, острая критика или упрек находят место между строк".

"С другой стороны, я желал и желаю продолжать показывать иной стиль, рассуждать и говорить о предмете, не унижать или оскорблять человека, у которого, быть может, иное мнение. Надеюсь, что, если президент своим отношением показывает пример и "не ставит на место", это насытит культуру политических дебатов Эстонии, и кокетничанье за счет других с течением времени превратится в дискуссию информированных сторон", — говорит Ильвес.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии