Внимание! Комментарии пишут читатели. Комментарии не редактируются. Содержание комментариев может не совпадать с мнением редакции. DELFI не отвечает за содержание комментариев читателей и просит читателей, пишущих комментарии, соблюдать нормы морали, не разжигать национальную и расовую рознь и обходиться без грубости. В случае игнорирования просьбы DELFI оставляет за собой право лишить пользователя возможности оставлять комментарии.
Сортировать по: Самые старые Самые новые Лучшие
11.10.2018 21:06
Зачем платить, если в заголовке уже всё написали: один бизнесмен, один пастор, все остальные остались преступниками. Да и вообще, смысл платить, чтобы читать про уродов?
11.10.2018 21:37
Любопытным копаться в прошлом эта статья.
11.10.2018 22:37
Кто это сраное дельфи еще читает. Громкий заголовок - пустая статья.
Шлак из пальца высосан. Какого то соплю называют главарь банды, этот гнойный просто не нарывался еще нормально, кашмарит бабушек и лохов.
Ппц мусье Капонне... )))
11.10.2018 22:40
а наказания не пугают ....вот в старину ..была публичная порка...производила неизгладимое впечатление ....на всех ))))) желающих на второй заход было невероятно мало ..
11.10.2018 23:55
приятная во всех отношениях эстонская молодёжь, родом из свободного племени
12.10.2018 06:31
14.10.2018 15:41
Ученики спецшкол. Что с ними происходит через год, пять, десять лет? Удалось ли им устроиться в жизни? Сколько человек оказалось в тюрьме, сколько — подсели на иглу? Издание Eesti Päevaleht попыталось ответить на эти вопросы.

Издание опирается на исследование, которое началось в 1985 году и рассматривало 317 мальчиков в возрасте 14-17 лет из спецучилища Пайкузе и молодежной колонии Вильядни.

Большая часть из них отбывала в колонии уголовное наказание (как правило, за кражи и хулиганство). Другие, что называется, балансировали на грани и советская система пыталась их перевоспитать путем определения в закрытое учреждение. Зачастую такие решения принимались слишком легко, но в результате сильно сказывались на дальнейшей жизни подростков.

В 1985 году Юри Саар, ныне профессор криминологии, встретился с 317 воспитанниками спецучилища (213 человек) и колонии (104 человека). Со всеми, кто не находился в бегах и розыске. Саар встретился с каждым, изучил их правонарушения и основания для их определение в спецучреждение, выяснил, в какой семье и среде они росли и каковы их планы на будущее.

В Вильяндискую исправительную колонию подростки попадали по решению суда. Все они имели уголовное наказание. В спецучилище мальчиков также направлял суд, либо комиссия по делам несовершеннолетних. Это были дети из неблагополучных семей, которые преступлений не совершали, но имели мелкие нарушения: прогуливали школу, употребляли алкоголь, курили, шатались без дела, собирались в компании и прочее.

В то время детей в закрытые учреждения направляли более легко, чем сейчас. Большинство постояльцев колонии имели наказание за кражу или нарушение общественного порядка и только 5% — за преступление против личности.

Для сравнения: если в 1985 году в Вильянди содержалось 213 несовершеннолетних заключенных, то сейчас во всей Эстонии на три тюрьмы их всего 13: одна девочка и 12 мальчиков.

Для начала Саар разделил исследуемых на три группы. Первая — ученики спецучилища, которые не совершили ни одного преступления, но были замечены за систематическим совершением более мелких нарушений. Кодовое название — S-мальчики. Во второй группе были те, кто отбывал наказание за какое-то конкретное деяние, но с кем раньше таких проблем не возникало. Кодовое название — V-мальчики. И, наконец, третья группа — ”хроники”. Эти дети уже бывали как в спецучилище, так и в тюрьме. Они уже давно систематически нарушали нормы общественной жизни и совершили преступление, за которое и оказались за решеткой.

”Приличными” в привычном понимании этого слова, конечно, не был из них никто. Почти все они курили (94%), а треть регулярно употребляла алкоголь. Четверть, по их собственным словам, начала курить в возрасте до девяти лет, в среднем же начинали в 11. Алкоголь пробовали впервые в возрасте 13 лет, но десятая часть сделала это еще до достижения 10-летнего возраста. При этом каждый четвертый мальчик утверждал, что толком алкоголь так и не пробовал. Три четверти мальчиков оставались на второй год, большая часть — не один раз. Большинство их них состояли на учете комиссии по делам несовершеннолетних уже давно.

Среди родителей мальчиков встречались как не имеющие образования рабочие, так и специалисты с высшим образованием. Первых было, конечно же, больше. Среди отцов наблюдалось на удивление большое количество инженеров-технологов, военных и милиционеров, но, как правило, уровень образования отцов был существенно ниже уровня образования матерей. Неожиданным оказалось и то, что именно родители ”хроников” были более образованными, чем родители мальчиков из других групп. Среди родителей S-мальчиков чаще встречались алкоголики.

Большинство участников исследования ценило семью. Более половины всех мальчиков определили свои отношения с матерью как теплые и душевные. В отношении отца так высказался лишь каждый пятый. Каждый шестой утверждал, что его держали в ежовых рукавицах и часто наказывали. Каждый третий говорил, что его не наказывали вообще. В общем, ответы многих мальчиков указывали на
14.10.2018 15:49
В общем, ответы многих мальчиков указывали на то, что родители обращали на них мало внимания и были, скорее, безразличны, нежели строги.

Удивительно, но каждый пятый мальчик считал себя успешнее своих ровесников. Лишь четверть исследуемых отметили, что дела у них могли быть и лучше. Больше всего своей жизнью были довольны ”хроники”, но более охотно планировали будущее V-мальчики. В планы большинства мальчиков получение образования и профессии не входило. Их интересовала больше работа и заработок. В качестве профессии мечты в соответствии с реалиям времени называлась, в основном, профессия водителя.

В итоге по совокупности показателей самый благоприятный прогноз на будущее можно было дать V-мальчикам, то есть воспитанникам тюрьмы, которые в спецшколах не учились, росли в более благополучных семьях, имели меньше проблем в школе и меньше вредных привычек. Несмотря на отсутствие у S-мальчиков тюремного опыта и стигмы, остальные их показатели особой надежды на светлое будущее не давали.

Юри Саар каждые пять лет проверял, как у этих мальчиков идут дела, но самые интересные данные относятся к последнему исследованию, которое было проведено в 1999 году. С момента начала исследования прошло около 15 лет и ”мальчикам” было уже примерно по 30.

К тому времени в досягаемости осталось всего 264 человека, то есть 17% или 53 человека либо умерло, либо уехало из Эстонии, либо пропало без вести. Показатель смертности оказался существенно выше, чем обычно в этой возрастной категории. Причины смерти — убийства, болезни, суицид, несчастные случаи.

Из оставшихся законопослушной жизнью жили 27%, то есть 71 человек. Часть из них вообще не имели уголовного наказания, для части — наказание в детской колонии стало одним-единственным на всю жизнь. Как правило, они трудились простыми рабочими, например, на стройке. Хотя есть и истории успеха. Так, среди исследуемых оказалось четыре успешных владельца фирмы, один учитель, один пастор, один реставратор, один маклер и т.д.

Но в целом, конечно, картина, печальна. ”В большинстве случаев их жизнь не удалась”, — написал Саар в 2003 году в докторской диссертации и отметил, что если определять по шкале ”победители-проигравшие”, то, безусловно, в большинстве своем речь идет о проигравших.

193 человека (73%) стали преступниками. Большинство их них имеет два-три уголовных наказания, но 83 человека так и скитались между тюрьмой и волей. Обладателем рекорда стал 30-летний мужчина с 10 уголовными наказаниями. Один из бывших "мальчиков" убил двоих человек.

Больше всего законопослушных людей оказалось, вопреки прогнозам, в S-категории. Удивительно, но самые отъявленные преступники получились из тех, у кого домашняя обстановка в детстве была относительно хорошей. И наоборот: нормальными людьми стали, в основном, те, кто имел тяжелое детство и родителей-алкоголиков. Примечательно, что среди воспитанников спецучилища не наблюдалось ни одной настоящей истории успеха, зато наблюдались такие истории среди тех, кто отбывал наказание в колонии, но никогда не был в спецшколе.

”Результаты данной диссертации подтверждают вредоносность долговременной социальной изоляции несовершеннолетних”, — отметил Саар в резюме к своему труду. По его словам, очень важно не отправлять несовершеннолетних в спецшколу или тюрьму. Такой же точки зрения придерживаются специалисты по всему миру.

Скоро этим ”мальчикам” из исследования стукнет по 50 лет. Как они жили последние 18 из них, неизвестно.
15.10.2018 10:21
раньше мы были бандой и гуляли по району. делали всякую фигню. но вот прошло 15 лет теперь мы пасторы и гуляем по лесу.
Оставить комментарий
Вы находитесь на странице анонимных комментариев, чтобы комментировать как зарегистрированный пользователь, зайдите сюда
комментировть как анонимный пользователь
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит