ГРАФИКИ: В Эстонии от рака ежегодно умирают сотни людей, которых можно было бы спасти

 (43)
ГРАФИКИ: В Эстонии от рака ежегодно умирают сотни людей, которых можно было бы спасти
Parema ennetustöö korral poleks PERH-i onkoloogia ja hematoloogia polikliinikusse nii paljudel inimestel asja kui praegu.Rauno Volmar

Раннее выявление и диагностика онкологии могли бы помочь предупредить определенные виды рака. Эстония в этом плане сильно отстает от Северных стран. По мнению врачей и аналитиков, в борьбе против рака государство выпустило из рук поводья, пишет Eesti Päevaleht.

Сначала о хорошем. За двадцать лет Эстония совершила в борьбе против рака большой прорыв. Если в 1990-х соответствующие показатели по сравнению с Западной Европой были довольно удручающими, то теперь мы практически их догнали. Если в 1995-1999 гг через пять лет в живых оставалось 47% заболевших раком людей, то в 2010-2014 гг — 63%. Эстония относится к числу тех стран, где у перенесших онкологию людей шансы на выживание выше. Удельная доля выживаемости сравнима с таковой в США (67%), от которых мы отстаем всего на несколько процентов. В 2015 году в мире от рака умерло 8,8 млн человек, из которых три четверти проживало в странах низких или средних доходов. Эстония к таковым не относится и причисляется к странам с высокими доходами.

Читайте также:

А теперь о плохом. Как и в целом по миру, в Эстонии онкологией заболевает все больше людей. Если в 2000 году было зафиксировано 6032 случая первичного заболевания, то в 2014 году уже 8558. Причины роста такие же, как и в других развитых странах: в связи с увеличивающейся продолжительностью жизни люди все чаще ”доживают” до появления онкологии. Рак — вторая по счету причина смертности после сердечно-сосудистых заболеваний. По последним данным, то есть по состоянию на 2014 год, в Эстонии насчитывалось 55 166 человек (21 660 мужчин и 33 506 женщин) с диагнозом ”недоброкачественная опухоль”.

Toom Tragel

”В 1990-х Эстония находилась в очень плохом положении, у нас не было нормальных возможностей для лечения и наши показатели по выживаемости были одними из самых плохих в Европе. К настоящему моменту позиция Эстонии по выживаемости по всем видам рака существенно улучшилась. В основном, благодаря работе врачей”, — сказала руководитель отделения эпидемиологии Института развития здоровья Кайре Иннос. Сейчас Эстония находится на одном уровне с другими странами Западной Европы по раку легких, желудка, яичников и почек.

”Паттерн заболеваемости тоже движется в сторону Запада. Если в советское время доминировали рак легких и рак желудка, то сейчас заболеваемость раком легких и смертность среди мужчин снизилась. Как у мужчин, так и у женщин, на смену пришла онкология кишечника, груди и меланома кожи, которые со стремительной скоростью распространяются и в западных странах”, — сказала Иннос. Заболеваемость раком легких у мужчин и женщин идет в разных направлениях: у мужчин оно в связи со снижением количества курильщиков уменьшается, а у женщин немного растет, хотя по-прежнему находится на существенно более низком уровне, чем у мужчин.

От Западных стран Эстония отстает именно по тем видам рака, которые легко предотвратить. Например, рак шейки матки. Несмотря на проводящиеся с 2006 года скрининговые тесты, заболеваемость раком шейки матки в Эстонии сейчас почти в четыре раза выше, чем в Финляндии, и в два раза выше, чем в Северных странах в целом. Сильно отстаем мы в этом вопросе и от других развитых стран Европы, поэтому о тенденции уменьшения смертности от данного вида онкологии говорить не приходится (см. таблицу).

Toom Tragel

С 2006 по 2016 год от рака шейки матки умерло 713 женщин. С большой долей вероятности можно утверждать, что эти смерти можно было предотвратить.

”Если женщина проходит контроль и мы обнаруживаем предшествующие раку шейки матки изменения, то можем полностью их удалить, предотвратив таким образом развитие заболевания”, — сказала гинеколог и руководитель Пельгулиннаского роддома Пирет Веэрус.

ТОП

Процедура не является инвазивной — удаляется ”раковый зародыш” и человек может жить дальше здоровым. ”Для этого очень важно, чтобы каждые пять лет женщины приходили на скрининговое исследование. Мы ждем женщин в возрасте от 30 до 55 лет”, — сказала Веэрус. Именно здесь и кроется проблема, так как не все женщины приходят на тест, а не имеющие медицинской страховки и вовсе не приглашаются. Также Веэрус признала, что лучшего оставляет желать и качество работы лабораторий и по-прежнему встречаются как ложноположительные, так и ложноотрицательные результаты. По ее словам, гинекологи выступили с предложением об увеличении инвестиций в ИТ-систему, чтобы приглашение приходило пациенту на смартфон, где он смог бы сразу забронировать время. Пока никто к этому предложения не прислушался.

Не лучше обстоят дела и с раком груди. По сравнению с международными результатами наши кажутся довольно скромными. Выживаемость в течение пяти лет с учетом возраста в Эстонии так и не достигла 80% , в то время как в Норвегии и Швеции порог в 85% был преодолен еще десять лет назад, а в Финляндии он по последним данным и вовсе составляет 90%. ”Причина отставания Эстонии кроется в слишком позднем обнаружении заболевания и малой доле выявления в ходе маммологического скрининга”, — сказала Иннос. Проблема заключается в излишнем сужении государством целевой группы, из которой сразу выпадают не имеющие медицинской страховки люди. На исследование приглашаются только женщины в возрасте 50-62 лет. ”Но если мы посмотрим, кто заболевает раком груди, то увидим, что заболеваемость по-прежнему растет среди женщин старше 60 лет. Поэтому и мы, и онкологи, и радиологи выступили с предложением о поднятии возраста приглашаемых на скриниг до 69 лет”. Процент женщин, которые приходят на скрининг рака груди, в Эстонии тоже небольшой — около 50%. По словам Веэрус, лишь в 5-10-% случаев рака груди речь идет о генетической природе: ”Основными факторами, влияющими на развитие заболевания, является малоподвижный образ жизни, курение, алкоголь, неправильное питание, а также поздние роды”.

Иннос отметила, что у женщин Ида-Вирмуаа злокачественные образования диагностируются на более поздних стадиях, чем у проживающих в других уездах женщин. По какой причине — неизвестно. Государство выяснением того вопроса не занималось и никаких мер не принимало. Иннос предположила, что причина может крыться в более низком уровне осведомленности и образования, безработице и проблемами с доступностью врачебной помощи.
.
У мужчин уже долгое время на первом месте стоит рак предстательной железы, выживаемость в случае которого, однако, к счастью, довольно высокая. С этого лета по всей Эстонии разъезжает передвижной кабинет мобильной диагностики рака предстательной железы, так что помощь могут получить и мужчины из самых отдаленных уголков страны.

Все чаще фиксируются случаи заболевания раком ободочной и прямой кишки, который распространен именно в более развитых странах. В качестве катализаторов заболевания называются сидячий и малоподвижный образ жизни, неправильное питание. На этот вид рака государство также не сумело ответить адекватной реакцией, несмотря на наличие знаний.

”Несмотря на то, что выживаемость при раке ободочной кишки в Эстонии в последние годы сильно увеличилась, уменьшение смертности все же сравнительно скромно. До недавнего времени Эстония относилась к тем немногочисленным странам, в которых отсутствовал соответствующий скрининг”, — отметила Иннос. Его стали проводить лишь во второй половине 2016 года. Тест проводят семейные врачи, а целевой группой являются мужчины и женщины в возрасте 60-69 лет.

Из всех исследований исключаются люди без медицинской страховки, которых, по последним данным Министерства социальных дел, насчитывается 92 000. Если кто-то из них все же заболевает, то лечение в итоге оплачивается Больничной кассой, а это намного более затратно, чем вовлечение их в скрининговые исследования на начальном этапе.

Согласно статистике, выживаемость увеличилась в случае рака кожи (100%), рака яичек (93%), предстательной (90%) и щитовидной желез (88%). Для лечения этих видов онкологии существуют действенные методы лечения. По словам Иннос, цели государственной противораковой стратегии 2007-2015 по большей части остались не выполненными. Более проблематичной ситуацию делает тот факт, что в составлении новой стратегии государство и вовсе необходимости не увидело.

По словам профессора ТУ Хеле Эвераус, государство сейчас вообще не отвечает за организацию посредством минсоцдел политики здравоохранения. ”Оно возложило это на плечи больницы. Система слишком рассеяна. Никто не анализирует, почему мы имеем такие результаты, какие имеем”, — посетовала она.

По словам президента Онкологического союза и руководителя онкологического отделения Северо-Эстонской региональной больницы Вахура Валвере, проблема заключается в том, что у Эстонии больше нет стратегии по борьбе с раковыми заболеваниями. ”Крайне важно на государственном уровне контролировать индикаторы качества и проанализировать, к чему мы хотим прийти и почему не достигаем поставленных целей”, — пояснил он. Тем не менее, Валвере отметил, что качество предлагаемого врачами лечения хорошее: ”Если положить руку на сердце и дать общую оценку диагностике и качеству лечения рака в Эстонии, то, мне кажется, что они находятся на хорошем международном уровне”. Но система ранней диагностики, прежде всего программа скрининговых исследований, нуждается в усовершенствовании и развитии.

По признанию Эвераус, корни проблемы кроются и в неспособности семейных врачей обнаружить рак, а дальше них пациент не доходит: ”Нельзя обвинять только людей, что они вовремя не обращаются к врачу. Бывали случаи, что человек приходил с жалобами, но внутри системы дело не продвигается. Семейный врач либо не понимает, либо люди по какой-либо другой причине не направляются на прием к специалистам”

Также она подвергла острой критике ту скорость, с которой новые лекарства доходят до Эстонии: ”До нас некоторые препараты нового поколения доходят только тогда, когда в США от них уже начинают отказываться. У нас нет возможности использовать оптимальные для каждого конкретного случая комбинации лекарств и гибко объединять между собой разные методы. Нам приходится следовать старым стандартам”.

Как это часто бывает, все сводится к финансированию. Сравнение данных разных стран показывает, что самые лучшие результаты достигаются там, где финансирование щедрее.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии