1. Врач: мне нужны объективные данные, а дочь не занимается матерью

PERHi psühhiaatriakliinikus Foto: Karin Kaljuläte

Действительно ли скорая помощь не забирает психически больных? Лечащий врач матери Ирины, психиатр Северо-Эстонской региональной больницы Мирон Милерман сказал Delfi, что у них основная масса больных идет по скорой помощи. По его словам, справка, о которой говорит Ирина, это справка о принудительной госпитализации в том случае, если больной представляет опасность для себя или для окружающих.

”Дочь бывает здесь очень редко, и у мамы, конечно, всякие проблемы возникают, в это я верю. Но я не могу только с ее слов, когда она видит маму пять минут, сделать заключение. Правильно или неправильно она оценила то, что видела сегодня, это очень тяжело понять. Мне нужны объективные, зафиксированные данные. Для того, чтобы она могла дать объективные данные, она должна быть с мамой постоянно или, если она не может быть с мамой рядом, тогда пусть идет в социальное обеспечение, договорится, и у ее мамы будет опорное лицо, как у многих наших больных, которое будет все фиксировать. Социальная служба выделяет опорное лицо, которое навещает такого больного и смотрит за тем, принимает ли он лекарства, как принимает, если состояние меняется, то связывается с врачом и спрашивает, что надо делать — можно ли как-то скомбинировать лекарства дома или надо госпитализировать”, — поясняет Милерман. Он также отмечает, что и сама мать часто находится за пределами Эстонии — последние полгода она якобы была в Америке и вообще не появлялась здесь.

По словам врача, мать могут положить в больницу и в том случае, если Ирина приведет ее на прием. ”Если мама в таком состоянии, что ее надо класть, тогда кладут, а если прямых оснований нет, то, конечно, ее никто и не положит в больницу. Если ее надо положить по скорой помощи, для этого дочь сама должна быть рядом. Конечно, наши больные могут и симулировать, и когда приезжает скорая помощь, брать себя в руки и не выдавать то, что есть на самом деле, это никто не оспаривает. Но для этого есть родственники или кто-то, кто рядом, кто даст скорой помощи адекватные и объективные данные, почему скорую помощь на сегодняшний день вызвали, и на основании этого скорая помощь, конечно, госпитализирует ее. А еще они вместе со скорой помощью приезжают сюда к нам в больницу к дежурному врачу и рассказывают всю симптоматику”, — описывает порядок Милерман.

”Все пущено на самотек”

По мнению психиатра, основная проблема в том, что дочь не смотрит за матерью: ”Она не знает, что, к чему, почему, какие лекарства она принимает, как принимает — она все это знает только со слов мамы, я так понимаю. Родные занимаются каждый своими делами, и мать здесь предоставлена сама себе”.

Что касается медицинского страхования в Больничной кассе, то, как утверждает врач, женщине в свое время перед поездкой в Америку были оформлены все документы на группу инвалидности, и почему ее не оформили дальше, чтобы она получала здесь пенсию и была застрахована, ему неизвестно.

”Если мама не хочет, значит, надо прийти и спросить, что надо делать. Значит, надо оформлять недееспособность, кого-то назначать опекуном, а дочь ведь этого не хочет. Надо дальше заниматься мамиными проблемами — конечно, это суды, это какие-то расходы. Надо сделать психиатрическую экспертизу — это надо оплачивать, надо ждать. Конечно, это возьмет какое-то время, долгое время. Но люди же это делают, если они видят, что по-другому никак нельзя обойтись с родственниками”, — говорит Милерман.

”Дочь не занимается этими вещами, все на самотек. Если мама больная, за ней надо ухаживать, ее надо, фигурально выражаясь, кормить с ложечки. Или ты кормишь ее с ложечки, или ты ее куда-то пристраиваешь, чтобы ты могла куда-то уехать. Конечно, такие больные нуждаются в присмотре, с ними не очень просто, я согласен с этим, но мама — она и в Африке мама. А если ты сама не можешь, значит, надо обращаться в какие-то социальные службы, которые у нас есть и как-то помогают людям, во всяком случае, наблюдают за ними, чтобы они принимали лекарства, связываются с врачами”, — критикует поведение дочери врач.

ТОП

Согласен ли Милерман с тем, что в Эстонии нет системы в работе с такими больными? ”Система есть, система работает — может быть, где-то лучше, где-то хуже, но она работает и никому в помощи не отказывает, если нужна помощь в экстремальной ситуации. Конечно, есть свои плюсы, свои минусы, безусловно, но где этого нет. Хотелось бы лучше, но чем богаты, тем и рады”.

Психиатр еще раз подчеркивает, что больного госпитализируют по мере необходимости, если он социально опасен. ”У нас действительно ходит по городу очень много психически больных, и что? Ходят, бубнят что-то себе под нос, но это же не значит, что они должны быть госпитализированы. А если это уже переходит какие-то границы, где человек начинает быть социально опасным, тогда другое дело, конечно, госпитализируют, и скорая помощь госпитализирует. Если звонят в скорую помощь, то откуда я знаю, кто звонит. Иногда звонят просто хулиганы или еще кто-нибудь. А если я приезжаю на вызов — я работал в свое время на скорой, я знаю всю эту систему — и знаю, что там родственник или еще кто-то, мне говорят, что с больным, то я могу госпитализировать. Нет проблем с госпитализацией, если есть показания”, — подытоживает Милерман.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии