Белова: программа языкового погружения лучше, чем эстонская школа

 (48)

Белова: программа языкового погружения лучше, чем эстонская школа
Foto: Ilmar Saabas

По мнению одной из организаторов проходящей 26 и 27 октября в Таллинне конференции, посвященной языковому погружению, координатора программ языкового погружения в детских садах Светланы Беловой, родители поступают неправильно, отдавая детей в эстонские школы и отказываясь от своих корней.

Сейчас в программе языкового погружения, сказала Светалана Белова порталу Delfi, участвуют 34 школы и 34 детских сада по всей Эстонии — в Ида-Вирумаа, Тарту, Валга, Харьюмаа.

По словам Беловой, языковое погружение, как доказали 11 лет, что работает программа, очень эффективно. Родителям она советует не бояться отдавать детей в классы языкового погружения.

"Да, кто-то менее одарен в языковом плане, но это проявится и в родном языке. Кто-то красноречив, а кто-то середнячок. Но в этой программе он таким и останется, только владеть будет двумя языками", — говорит Белова, добавляя, что само по себе языковое погружение не влияет на изначальные качества ребенка.

"Владение родным языком не страдает", — уверена она, однако, разъясняет при этом, что, когда языковое погружение идет с ранних лет, то необходима работа с родителями.

"То есть, родители, отдающие детей в языковое погружение с малых лет, должны быть более мотивированы и готовы взять на себя ответственность на начальном этапе развития ребенка. Ведь, конечно же, в детском садике в программе погружения не читают сказки на родном языке. То есть, все обучение идет на эстонском языке. Поэтому мы работаем с родителями, учим их разговаривать с детьми, читать им сказки, родные мифы, беседовать с ними, обсуждать и развивать", — говорит Светлана Белова.

"В программе языкового погружения дети не выучивают язык, а овладевают им как родным. Некоторые родители испытывают страх, а вдруг ребенок ничего не понимает и нуждается в переводе, заставляя ребенка в качестве подтверждения своих знаний что-то переводить. Не стоит этого делать. Двуязычный ребенок — не переводчик. На переводчика в университете учатся пять лет. Дети же овладевают эстонским как родным и в зависимости от того, с кем он общается, меняют языковой код", — говорит Белова.

"Если же отдать ребенка в эстонский детсад или эстонскую школу, вот тогда возникают большие проблемы с русским языком. Там же его никто поддерживать не будет. В раннем же погружении, напротив, вокруг остается русскоязычная среда, а во втором классе вводится русский как родной", — разъясняет Белова.

По ее словам, для того, чтобы овладеть языком предмета, необходимо, как показывают исследования, семь лет. Это говорит о том, что для того, чтобы переходить на частичное обучение на эстонском языке в гимназических классах, дети должны быть подготовлены. "Но мы стоим за то, чтобы в программе погружения оставалась русская часть, чтобы был русский язык, чтобы были предметы на русском языке. Мы хотим, чтобы наши дети были русскими, но владеющими эстонским языком", — говорит Белова.

Она негативно отзывается о проявившейся в последнее время тенденции отдавать русских детей в эстонские школы. "Люди отказываются от своих корней, но зачем? Для того, чтобы овладеть языком, есть программы погружения", — указывает на альтернативные возможности Белова.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии