Койт Пикаро: организованная преступность в Эстонии никуда не делась

 (15)
rus.DELFI.ee
             
Койт Пикаро: организованная преступность в Эстонии никуда не делась
Foto: Andres Putting

Бывший полицейский Койт Пикаро рассуждает на портале Delfi о том, что такое эстонская "мафия". В Эстонии, считает Пикаро, есть организованная преступность, но она никогда не достигала размеров мафии, поэтому это слово в данном контексте лучше употреблять в кавычках.

Так, у нашей организованной преступности нет таких признаков, как семейственнось или клановость. На сегодняшний день имеется лишь несколько таких случаев, продолжает Пикаро, когда дело отцов продолжают их сыновья. Нельзя также говорить и об устойчивых группировках, поскольку их состав меняется. Если пару десятков лет назад преступники объединялись по происхождению (например, из одного города или области), то сейчас, скорее, по роду своей преступной деятельности. Исключение составляют азербайджанцы и чеченцы — ядро таких группировок составляют, в основном, люди с криминальным прошлым, и кроме того, пишет Пикаро, вторым признаком является национальная принадлежность.

Так, в Эстонии мы можем говорить об организованной преступности, которая сформировалась во второй половине 1980-х годов. Под формированием следует понимать образование группировок вокруг прибывших из России личностей. Первоначально группировки были разные по численности, однако, были и объединяющие признаки: лидеры старались внедрить "законы" организованной преступности, действовавшие в России. В основном, руководили группировками бывшие спортсмены, тренеры.

И это "спортивное" ядро сохраняет свои традиции по наши дни: каждую неделю они играют в футбол или ходят на бокс.

Пишет Койти Пикаро и о так называемом общаке. В одной из русских песен, говорит он, поется о воровских законах "Никто того закона не читал, А кто читал — про это не расскажет!". По словам Пикаро, аналогичный принцип действует и в отношении общака. В общак свою долю вкладывали как группировки, так и действующие под кем-то отдельные личности.

Первую половину 90-х годов Пикаро характеризует по трем признакам: группировки и их преступная деятельность; борющаяся с ними полиция; силы, непосредственно или опосредованно поддерживавшие группировки.

Под силами, поддерживающими группировки, имеются в виду личности, обладающие экономическим или политическим влиянием. Преступники хотели легализовать свои средства, а те, кто действовал в поле экономики, получали эти деньги. Проблема была только в разделе прибыли. Это делалось либо с применением силы, либо обманом другой стороны.

Одним из признаков организованной преступности можно считать ее связь с людьми, наделенными властью.

Пикаро отмечает, что неверно думать, будто на сегодняшний день все в прошлом. Он приводит в пример случай, который произошел на прошлой неделе, когда на границе с Россией задержали шедший из Эстонии груз контрабандного металла. Документы были поддельными, а реальная стоимость груза составляла около 80 миллионов крон. Пикаро подчеркивает, что ни один подобный груз не может передвигаться без содействия людей, облеченных властью. Передвижение подобных грузов происходит под контролем группировки. Пикаро говорит, что подобные вещи напоминают ему времена 18-летней давности, разве что направление несколько не то — тогда грузы двигались из России через Эстонию в Европу. Теперь, пишет Пикаро, логистика группировок ясна: контрабандный металл дешевле и проще привезти в Эстонию, а отсюда уже двигать дальше.

Пикаро признает, что все, что мы знаем и о чем говорим относительно организованной преступности, это лишь видимая часть айсберга. На самом деле, ее база и питающие ее каналы гораздо глубже. Многие связанные с этим явлением люди не маскировались и их никто не подозревает. Другие, по их собственному мнению, достигли в обществе таких высот, что не боятся разоблачения.


0
Имя
Правила пользования