Андрес Анвельт: как боролись за криминальный трон в 90-е

 (73)
Andres Anvelt
Siseminister Andres AnveltFoto: Ilmar Saabas

Началась новая эпоха. Что это значило? В первую очередь, распределение ролей. Коля создал общак — единый фонд для преступного мира. Из этого фонда выделялись деньги на новые криминальные проекты и на ”социальную помощь”, например, попавшим за решетку товарищам и их семьям. Это был своего рода нынешний EAS вместе с Кассой по безработице, но действовавший, разумеется, на иных, крайне брутальных условиях. Для того, чтобы стать членом воровской кассы, нужно было платить определенный процент со всех своих прибыльных ”тем”. Коля был и держателем общака, и арбитром при решении проблем.

Это время можно назвать рождением организованной преступности Эстонии, так как появилась четкая криминальная иерархия, и все вопросы стали решаться очень конкретно. За несколько лет вокруг общака объединились все мало-мальски влиятельные преступные группировки. Их главари время от времени собирались на так называемые сходки, где решали возникшие ссоры и проблемы: например, делили между собой территории или сферы деятельности. Если кто-то занимался продажей наркотиков в Мустамяэ, то это была его территория, куда другим не разрешалось совать свой нос. Тех же, кто все же самовольно заходил на чужую территорию, находили и наказывали. Но хуже всего приходилось тем, кто пытался ”кинуть” наркодилеров. Как-то в начале 90-х в одной из мустамяэских квартир проходила сделка — амфетамин и деньги менялись хозяевами. Неожиданно в квартиру вломились ”братки” в масках и забрали и наркотики, и деньги. Поскольку это было преступление против преступников, то вызов полиции, конечно же, был невозможен. На место прибыла ”группа расследования” общака, которая осмотрела место происшествия, взяла показания у ”потерпевших” и затем принялась за дело. Уже на следующий день недалеко от Саку под железнодорожным виадуком был найден попавший под поезд ”грабитель”.

Читайте также:

Схема работала и все больше мотивировала связанных с преступным миром людей объединяться вокруг общака. Все хотели порядка и контроля.

Война за криминальный трон

В начале 90-х ”авторитеты” предприняли несколько неудачных попыток отобрать у Коли место держателя общака. Первым был Юрий Калинин, который хотел сыграть на своем тюремном прошлом и объяснял всем, что Коля не достоин своего места в преступной иерархии и что он, Юра, лучше. Бахвальство закончилось тем, что в одном из ночных клубов в центре города он получил ножевое ранение и умер. Официальной причиной стала бытовая ссора, но можно предположить, что это была лишь официальная причина, основанная на признании нападавшего. Несколько лет спустя место Коли попытался занять Михаил Горбачев. Нет, не последний глава СССР, а лидер ”краснодарской” группировки. Миша в открытую говорил всем, что именно он руководит преступным миром Эстонии. Но эти разговоры длились недолго. И хотя Миша и подмял под себя несколько работавших в Эстонии банков, обеспечивая им ”крышу”, самому ему вместе со всей своей бандой пришлось бежать в Польшу.

Длинные руки держателя воровской кассы достали Горбачева и в Польше. Мишу предали свои же, так как им было обещано, что они смогут вернуться домой. Члены группировки Горбачева убили своего лидера и вернулись в Эстонию с фотографиями мертвых Михаила и его жены. Но это не спасло предателей — с ними все равно вскоре расправились на улицах Таллинна. Их активно разыскивала полиция и даже провела обыск на стоявшей тогда в Пирита подлодке ”Лембит”, так как предполагала, что один из преступников скрывался именно там. Злоумышленника полиция не обнаружила, зато нашла общак.

Люди гибнут за металл

ТОП

Объем общака и активность криминальных группировок особенно выросли в 1992-1994 годах, во время металлической лихорадки. Через Эстонию переправлялись крупные партии цветного металла, украденного с российских заводов военной промышленности. Проходившие через нашу страну суммы и объемы превратили нас в одного из мировых лидеров экспорта цветных металлов. В то же время люди гибли за этот металл. В 1994 году Эстония заняла первое в мире место по числу убийств на душу населения — их было в районе четырехсот. Для сравнения: в 2017 году в Эстонии убили около 30 человек.

Группировки воевали друг с другом. Одна из самых ярких историй — борьба ”пермских” и ”птицефабрики”, русской и эстонской группировок. Приведу несколько эпизодов этого противостояния: мощный взрыв на углу площади Свободы, перестрелка у бензозаправки Järve Neste, исчезновение нескольких членов обеих группировок… В какой-то мере сюда же можно отнести и так называемый егерский кризис начала 90-х, который, как предполагается, спонсировала банда ”птицефабрики”. Кстати, почему ”птицефабрика”? Дело в том, что многие члены этой группировки были уроженцами расположенного близ Таллинна поселка Саха-Лоо, где еще с советских времен работала птицефабрика (сейчас Tallegg). Но судьба у ”птичников” была незавидная — большинство членов этой банды плохо кончили, хотя это и случилось уже позже. Лидер группировки Калев Кург был убит спустя 15 лет — в Пирита в него выпустили автоматную очередь.

Таллиннский общак пытался положить конец этим распрям, поскольку наемные убийства и взрывы раздражали общество, провоцировали полицию на более активные действия и привлекали внимание прессы.

Лизинг, наркотики и автоугоны

Спокойствие наступило во второй половине 90-х, когда прошла металлическая лихорадка, Россия была полностью разворована, а самые активные криминальные авторитеты покинули этот мир. Впереди были новые вызовы. Эстонская экономика становилась на ноги, уровень жизни повышался, главной целью общака стало инвестирование заработанных на металле денег. Из криминальных тем на первый план вышли мошенничество с лизингом, производство амфетамина и, конечно же, угон автомашин. Что касается первой темы, то тут за пустяковую сумму находили так называемых танкистов, которые оформляли на себя товары в рассрочку или в лизинг. Затем эти товары перепродавались в Эстонии или в ближайшем зарубежье. С танкистов же потом не удавалось ничего востребовать, так как большинство из них после сделки возвращались в свои подвалы пить пиво.

В конце 90-х Эстония была одним из главных производителей амфетамина в Северных странах, пока полиция в начале нового века окончательно не сломала хребет этому незаконному бизнесу. Преступники брали в аренду хутора, где в больших объемах производили наркотики. Были налажены каналы, по которым ”амф” отправляли дальше, чаще всего — в Финляндию. Выявление наркохуторов стало одной из главных задач эстонской криминальной полиции в конце 90-х — начале 2000-х. Так как для производства амфетамина требуется очень много электроэнергии, то хорошая аналитическая работа полиции и сотрудничество с различными государственными фирмами привели к быстрым результатам.

Автоугоны — это отдельная глава в истории криминального мира Эстонии. На наших дорогах появлялось все больше подержанных немецких машин: BMW, Audi, VW и других. В России с жадностью ждали эти автомобили, что заставляло преступников активизироваться. 20-25 лет назад 60 автоугонов в сутки — это была обычная практика для Таллинна, но об этом поговорим отдельно.

Tallinn Hockey weekend
Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии