Владеть офшором - законно ли это?

 (7)

Владеть офшором - законно ли это?
(c) panthermedia.net / Craig Robinson

В результате крупной утечки документов всему миру стали известны новые подробности о том, как состоятельные люди, в том числе чиновники, используют офшоры. Владение компаниями в офшорных юрисдикциях само по себе не является преступлением, но такие структуры зачастую используются в нелегальных операциях.

Данные об офшорах были предоставлены немецкой газете Suddeutsche Zeitung, которая поделилась ими с Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ). В Британии расследование "Райского досье" возглавили программа Би-би-си "Панорама" и газета The Guardian.

Русская служба Би-би-си поинтересовалась у российских экспертов, соответствует ли закону использование офшоров бизнесменами и чиновниками.

Егор Носков, управляющий партнер Duvernoix Legal:

Офшоры используются в первую очередь для того, чтобы иметь виртуальный счет — счет, привязанный к физическому лицу от компании. Деньги на этом счете могут быть абсолютно прозрачными после всех уплаченных налогов.

Подавляющее большинство счетов обеспеченных россиян в зарубежных банках являются офшорными, но они не участвуют в схемах по выводу капитала. Это просто конечные получатели средств.

Для россиян эти счета удобны тем, что их использование не подпадает под закон о валютном контроле, который очень жестко регулирует операции. Для людей, которые имеют большое количество зарубежных операций, это крайне неудобный и архаичный закон.

Это одна из причин, по которой большинство швейцарских и люксембургских банков предлагают иметь именно офшорный счет.

В случае с чиновниками и депутатами это совершенно отдельная история. За последние десять лет и чиновнику, и депутату практически невозможно открыть офшорную компанию, потому что ни один номинальный директор не примет его в качестве бенефициара.

Они все попадают под категорию PEP — Politically exposed person (политический деятель), — и им просто не откроют такую компанию. А если откроют компанию, то не откроют для этой компании счет в банке.

Такие компании [чиновников и депутатов] открывались более десяти лет назад и могут существовать сколько угодно — да, это факт. Понятно, что вследствие этой утечки журналисты узнают что-то интересное.

В мире насчитывается больше миллиона офшорных компаний. Абсолютное большинство этих компаний — просто держатели счетов в банках. Эти компании не занимаются коммерческой деятельностью, они не участвуют в экспортно-импортных операциях, в оптимизации налогов. Это просто конечный держатель счета.

Да, через утечку мы можем узнать, что у того или иного россиянина есть что-то в швейцарском банке. Но само по себе это не говорит о том, что он имеет незаконные средства на этом счете.

Илья Шуманов, заместитель генерального директора "Трансперенси Интернешнл — Россия":

В офшорах ничего нелегального нет, но часто их используют в незаконных целях, и, собственно, эта вторая офшорная утечка это подтверждает.

Среди тех, кто делает инвестиционные вложения и прячется за офшорными схемами — публичные должностные лица, предприниматели, связанные с властью, и это делается в том числе с целью сокрытия конечных бенефициаров.

Конкретно к России последняя публикация, наверное, имеет отношение в меньшей степени, поскольку компания Appleby не совсем была сфокусирована на российский рынок и на российских потребителей.

В целом те публикации, которые сейчас появляются после анализа документов журналистами, показывают, что в этих схемах уклонения от налогов, а где-то и в коррупционных схемах, задействовано достаточно большое количество международных лидеров и бизнес-элиты во многих странах.

То есть это не одиночная практика, а международная сложившаяся традиция. Наверное, сейчас вне контекста публикуемых Paradise Papers невозможно будет вести дискуссию о борьбе с уклонением от налогов, о борьбе с коррупцией.

Уже начали появляться заявления и в ЕС, и на Украине, и в США, с призывами провести расследование этих материалов. Это будет элемент глубокого анализа, в том числе юридической оценки этих фактов.

[Открыть офшор для депутата или чиновника] действительно сложно. В том числе Appleby подчеркивает, что они отказали в открытии коммерческой компании одному из публичных должностных лиц. Проверка due diligence [стандартная проверка] проходит.

Но в первую очередь на это ориентированы банки. И схема Know Your Customer [знай своего клиента] работает в первую очередь в финансовых учреждениях — крайне трудно им открывать счета.

Но опять же эта утечка показывает, что где-то они не могут открыть счета, но им рекомендуют обратиться в другую юрисдикцию, и там эти проблемы решаются.

То есть если, допустим, один человек не смог открыть счет в одной островной территории, ему рекомендовали обратиться в другую островную территорию, и там спокойно регистрируют коммерческую компанию, несмотря на то, что он не указывает, например, что находился в какой-то момент под следствием в Российской Федерации.

Собственно эти моменты показывают, что существует система двойных стандартов, и для богатых и ультрабогатых людей правила искажаются, скорее чем они следуют правилам. На мой взгляд, это главный вывод, который надо сделать.

А незадекларированное имущество чиновника и его семьи, или отсутствие в декларациях трастов и фондов, которые на самом деле есть, использование трастов и офшорных компаний для регистрации прайвет-джетов — это уже вторично.

В целом показано, что существует практика гибкого подстраивания нормативной базы под клиентов.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии