Грецию выписали из реанимации. Конец кризиса еврозоны или начало нового?

 (6)
Kreeka
KreekaFoto: Yannis Behrakis, REUTERS

Греция возвращается к самостоятельной жизни после восьми лет кризиса и жесточайшей экономии, которая была условием ее спасения от банкротства и шансом избежать изгнания из еврозоны.

Удержание Греции на плаву обошлось Европе в сотни миллиардов евро. Ее отпустили в свободное плавание лишь после того, как финансовое здоровье страны перешло из критического состояния в стадию средней тяжести.

Глубокий спад экономики сменился небольшим ростом, в казне вместо зияющей дыры образовался небольшой профицит, а зависимость от внешнего финансирования сократилась. В таком виде, по мнению европейцев, Греция способна без внешней подпитки обслуживать свои гигантские долги и при этом развиваться.

Так ли это?

Годы кризиса и экономии изрядно потрепали Грецию. Она пережила радикальные политические и социальные изменения, массовые волнения и рост антиевропейских настроений. Но главное — греки обеднели.

Экономика страны опустилась в беспрецедентную для новейшей западной истории депрессию — она сократилась на четверть. Безработица утроилась, и даже с учетом недавнего восстановления превышает 20%.

Из страны с населением 11 млн человек уехали, по разным оценкам, 350-400 тыс. греков, в основном образованных и молодых. Они нашли работу в других странах Евросоюза, и большинство не спешит возвращаться.

В Греции — вторая в Евросоюзе (после Франции) налоговая нагрузка на среднюю работающую семью, при этом один из самых низких показателей собираемости: то есть, налоги в стране платят немногие, но много.

Греческая социальная система, обанкротившаяся после кризиса, даже после сокращений обходится стране в 27% ВВП, что выше среднего показателя в еврозоне. При этом нагрузка на пенсионные фонды обещает только расти: Греция стремительно стареет, а с учетом эмиграции ее трудоспособное население за 40 лет сократится на треть — в три раза сильнее, чем в других странах еврозоны, подсчитала Еврокомиссия.

Несмотря на щедрые социальные траты, за годы внешнего управления Греция переместилась с 9-го на 3-е место в ЕС по показателю бедности. Те, с кем Греция начинала десятилетие, сумели сократить бедность до среднеевропейского уровня, тогда как Греция рванула навстречу бессменным аутсайдерам — Болгарии и Румынии — и прочно вошла в тройку беднейших из 28 стран Евросоюза.

Долг Греции превышает 300 млрд евро, а по соотношению долга к ВВП она далеко впереди всех стран ЕС. Чтобы не оказаться в дефолте, Греции нужно держать себя в руках аж до 2060 года — в первую пятилетку доходы бюджета без учета выплаты долгов (первичный профицит) должны превышать расходы на 3,5% ВВП ежегодно, а в последующие десятилетия — на 2,2%.

МВФ подсчитал, что в послевоенной истории из 55 попыток добиться подобной дисциплины успешными оказались всего всего три, а всякий раз, когда европейская страна вынуждена была жить несколько лет в условиях жесткой экономии, за этим следовал откат и возврат к жизни в долг.

А с этим у Греции проблемы. Во-первых, ЕС не окончательно отпустил ее на волю: каждые три месяца он будет проверять, выполняет ли Греция обещание продолжить болезненные реформы и экономию. Если все в порядке, он будет выделять по 600 млн евро раз в полгода и, возможно, через 15 лет вернется к вопросу облегчения долгового бремени.

Во-вторых, жить в долг в свободном плавании дороже. Если ЕС и еврозона выдали Греции долгосрочные кредиты на 240 млрд евро по смехотворной ставке 1% годовых, то на рынке страна сейчас может занять только под 5% годовых. А если кредиторы усомнятся в том, что Греция продолжает работу над ошибками, она может вернуться в посткризисный кошмар, когда цена рыночных займов для нее выросла с 9% в 2010 году до 40% в 2012-м.

Перед кризисом расходы греческой казны превышали доходы на невиданные 11% — то есть, без кредитов она бы разорилась. Более того, таким дефицитом Греция нарушала бюджетное правило еврозоны, не допускающее разрыв более 3%. Это оказалось сюрпризом для всех, поскольку выяснилось, что чиновники в Афинах подрисовывали статистику.

Доверие было подорвано окончательно, и Греция оказалась на грани дефолта и вылета из еврозоны.

На помощь пришли сначала другие страны еврозоны, потом — Международный валютный фонд и Евросоюз. Они дали денег, но потребовали исправить перекосы.

Экономику Греции выписали из реанимации

В тот момент Греция жила не по средствам и все глубже влезала в долги на текущие расходы. Когда кредиторы разбежались, напуганные мировым кризисом ликвидности и проблемами греческой экономики, ей предстояло резать по живому: сокращать раздутые зарплаты госслужащих, урезать армию бюджетников и реформировать пенсионную систему — одну из самых щедрых в мире.

В ответ греки вышли на улицы, выбрали новую власть и даже проголосовали на референдуме за отказ от мер экономии и возврат к прежней жизни. Однако денег на это не нашлось, и на смену разговорам о выходе из еврозоны пришел новый пакет финансовой помощи. Его действие закончилось 20 августа 2018 года.

Греки радуются — свобода! Кредиторы предупреждают: хронические проблемы никуда не делись, а поводов сорваться предостаточно.

В следующем году стране предстоят выборы, и нынешняя правящая коалиция левых партий пойдет на них под флагом освобождения от ига кредиторов.

Правительство Алексиса Ципраса уже утвердило новую программу, в которой пообещало поднять минимальную зарплату, снизить налоги и смягчить ограничения на рынке труда.

Одновременно некстати ухудшаются и внешние условия: десятилетие близких к нулевым ставок кредитов завершается, вместе курсом доллара растут цены в евро на энергоносители и другое сырье, а возможности еврозоны выкупать попавшие в беду страны сокращаются: они собрали полтриллиона евро на эти цели, но уже раздали большую часть этой суммы Греции, Португалии, Испании, Ирландии и Кипру.

С учетом того, что на горизонте маячит проблема гигантской — по сравнению с греческой — экономики Италии, Греция не скоро вернется в центр внимания финансовых властей.

Но есть и поводы для оптимизма. Греческая экономика понемногу оживает, низкий старт облегчает рост, а о долгах на ближайшее время можно забыть. На спецсчетах накоплены 24 млрд евро, которых хватит на 22 месяца обслуживания долга по окончании программы — даже если Греция за это время не найдет ни копейки на выплаты кредиторам.

А опыт других стран показывает, что из подобной ситуации можно выйти достойно: в 2011 году Португалия получила почти 80 млрд евро по той же схеме, что и Греция, и до 2014 года решительно резала расходы. По окончании программы она отказалась от жесткой экономии, сумела разогнать экономический рост до рекордного за два десятилетия и вернуть зарплаты бюджетников и пенсии на предкризисный уровень.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии

TOP НОВОСТИ