Моноязычие не приводит к добру никогда? Страсти вокруг перевода школ на государственный язык обучения в Латвии

 (44)
Foto on illustreeriv
Magav õpilane 8VK03AUG11A137Foto: Vallo Kruuser

К каким последствиям может привести скоростное введение языковой реформы в школах? Может ли язык быть главной целью образования? Станет ли латышский язык родным для детей, чей родной язык — русский? Что случится с детской психикой? Перспективен ли сегодня русский язык для бизнеса?

Недавно латвийские правительство и парламент в первом чтении утвердили перевод всего школьного образования страны на латышский язык, постепенно увеличивая пропорцию госязыка в билингвальных школах.

Портал delfi.lv излагает суть мнений экспертов по главным вопросам.

Как и на каких языках надо преподавать в школах Латвии?

Мария Голубева, аналитик политики образования: Все дети — вместе, но языков — много

В будущем мы никому не сможем гарантировать рабочие места, где нужно знать только один язык, и возможность всю жизнь прожить там, где говорят только на одном языке… Важно, чтобы все дети освоили несколько языков. Для детей нацменьшинств важно, чтобы среди языков были родной язык и государственный. Как? На мой взгляд, в единой системе школ, где все дети с разными родными языками будут учиться вместе. И где учителя — достаточно квалифицированы, и их количество достаточно. Если часть детей (или родителей) хотят, чтобы какой-то предмет изучался на русском или английском языках — школа смогла бы обеспечить деление класса. Таких предметов в старших классах может быть 20-30%, в младших — больше…

Реформа Шадурскиса не ставит задачу создать школу, где все учатся вместе. Его устраивает сегрегированная система: в одних школах русскоязычные дети учатся на латышском, в других — латышские дети на латышском языке.

Елена Ведищева, директор 40-й школы: В независимой Латвии родители всегда имели выбор

Если посмотреть на историю независимой Латвии — в ней не было периода, когда у родителей не было выбора. С 1919 года был Закон о школах нацменьшинств, когда родители могли выбрать школу своему ребенку: немецкую, еврейскую, польскую… В советское время в ЛССР был выбор. Сейчас в Латвии нет русских национальных школ — есть мультилингвальные и мультикультурные. В 40-й школе сегодня учатся дети 22 национальностей, у многих русский — неродной… Это потрясающее богатство. Спрашиваем родителей, почему сделали такой выбор? У всех свои резоны. Смешанные семьи часто говорят: мы хотим, чтобы наши дети знали равно хорошо русский, латышский и иностранные языки. В латышской школе русского языка они не выучат.

Сегодня мы уже работаем в рамках единой системы образования с едиными стандартами. Одно отличие от латышских школ — сам латышский язык на этапе 1-9 классов…

Готовы ли к реформам учителя и есть ли методики?

Елена Ведищева: Приходится буквально воровать учителей друг у друга

Даже 20 лет назад школы с программами обучения для нацменьшинств имели куда больше поддержки в подготовке учителей. Мы накопили гигантский опыт билингвального образования, какого нет у латышских школ… Скажем, я более 20 лет преподаю биологию на латышском языке — меня очень выручает билингвальное образование: если я вижу, что дети "поплыли" по трудной теме, то могу перейти на русский.

Сегодня учителя — в состоянии выживания, что ставит под вопрос все реформы, запущенные Министерством образования. Средний возраст учителей — 50, 50 "плюс". Молодых почти нет… Нет ни одного учебного заведения, где не было бы 10-15 пенсионеров — не потому, что им в 70 лет захотелось поработать, а потому что директора готовы на коленях просить остаться. В августе у директоров — стадия помешательства: приходится буквально воровать педагогов друг у друга — уговаривать, перекупать, согласовывать расписания с соседними школами…

Хочется поддержки от Министерства образования, но оттуда мы слышим: вы обязаны — вы не сделали, а не укомплектовали педагогические кадры — платите штраф. Даже сейчас, среди учебного года на сайте skola.lv — 10 вакансий учителей латышского, 11 — музыки и т.д. После реформы зарплат в школах даже отменили доплату за деление на группы для преподавания латышского языка. Хотя понятно, что преподавать язык для огромного класса — это совсем другое качество.

ТОП

Эрика Пичукане, методист Агентства латышского языка: Камней преткновения нет, было бы желание!

Методики разработаны. На интернет-странице Агентства есть словарь терминов на пяти языках… Предусмотрено дальнейшее образование педагогов, есть методики, как обучать педагогов, которые уже преподают на латышском, чтобы они обучали своих коллег. Пока мы только работаем, но больших подводных камней нет. Сотрудничество со школами фантастическое! В украинской школе успешно реализуется программа на латышском языке, в которой преподается украинский язык и культура… Проблем с методикой нет. Можно говорить о желании людей — не у каждого оно есть. У меня огромный опыт: я 20 лет преподавала латышский язык в школах нацменьшинств: если человек хочет — он выучится.

Лиесма Осе, доктор педагогики: Литовцы таким учителям доплачивают, а детям — дают корзину услуг

У соседей-литовцев есть прекрасная политика — у них есть коэффициент доплаты для учителей, которые работают с детьми, чей язык отличается от языка школы. Плюс есть оплаченная государством корзина услуг для ребенка с другим родным языком. Это дорого, но это политическое решение. И это успешно работает. Когда министром образования Латвии была Марите Сейле, я старалась продвинуть у нас литовскую практику: коэффициент 1,76 — его не приняли.

Я сегодня — адвокат тех моих первокурсников в ЛУ, которые плачут, что не могут устроиться на работу, не зная русского языка. Молодежь запрашивает русский язык! В силу чистого прагматизма русский язык должен быть. Но сами знаете, как страх подавляет прагматические аргументы. Политический мир Латвии ограничен одной официальной историей.

'Переварит' ли детская психика переключение языков?

Никита Безбородов, детский психиатр: Если думать о детях — им лучше учиться на родном

Обсуждение того, всем ли детям Латвии надо учить латышский язык — это политическая дискуссия. Есть социальная договоренность, что Латвия — национальное государство, конституция определяет латышский язык, как единственный государственный. Так что обучение на латышском должно быть. Возможно, это шаг в правильном направлении. Но в нынешнем виде он очень травматичен.

Если говорить про то, что лучше самим детям — ясно, что идеально учиться на родном. Такой процесс обучения проходит лучше всего. Подтверждение этого: билингвальные дети, которые находятся в двуязычной среде, язык изучают позже. Это не патология — это нормально.

Сегодня вопрос в том, как сделать переход на госязык по возможности более благоприятным для детей, у которых родной язык другой. Это вопрос про инклюзивное (включающее) образование : детям, у которых язык отличается от школьного, нужна дополнительная поддержка. Можем ли мы такую поддержку организовать?

Конечно, язык надо изучать через социальную среду. Это совсем нехорошая идея отдавать ребенка из чисто русской среды в чисто латышский детский сад. Нужна русская няня, воспитательница, которая пояснит на родном. Если ребенок пошел в латышскую школу, а до того почти не слышал латышской речи — можно 100-процентно гарантировать проблемы в обучении. И это будут не реальные проблемы с обучением, а проблемы, обусловленные именно тем, что он не понимает языка обучения и не говорит на нем.

Культурно-историческая ситуация Латвии уникальна, но есть много исследований о том, как учатся дети из других языковых групп на чужом языке. Например, в США. Их уровень успешности ниже… Детская нервная система позволяет освоить многое. И чем раньше, тем легче — акцента не будет. У детей с хорошо развитой нервной системой проблем нет. Другой вопрос — про детей, у которых есть проблемы развития: дислексия, аутические признаки, нарушения нервной системы — они пострадают больше всех. Таких детей — примерно 10 процентов, в школе — 5-7%… Им для обучения на неродном языке необходима поддержка. С ними должны работать психологи, логопеды, спецпедагоги. Но если этого не будет — появятся вторичные расстройства, а это уже к психиатру, что мы видим уже сейчас. В общем, у меня работы в любом случае прибавится. (Добавим, что очередь на бесплатный прием к детскому психиатру в больнице "Гайльэзерс" — около года, а стоимость платного визита начинается с 50 евро. — прим. Ред.)

Эрика Пичукане: 90% жителей Латвии и так говорят по-латышски

Любой может открыть интернет-страницу visc.gov.lv (Valsts izglītības satura centrs) и сравнить результаты госэкзаменов латышских школ и школ нацменьшинств: они не так уж отличаются. Скажем, у девятиклассников школ нацменьшинств очень хорошие результаты. Есть и исследование 2015 года, из которого ясно, что 90% жителей Латвии, особенно молодежь, говорят по-латышски — это больше не проблема.

Латышский русским будут преподавать как родной? А русский?

Эрика Пичукане: Латышский язык для русских детей — это же не китайский!

- Латышский язык в школах нацменьшинств преподается и будет преподаваться в основной школе по методике "второго языка". То есть, это не родной язык, но тот, который слышен вокруг. В отличие от иностранного, которого рядом нет — его не слышно в жизни. Латышский язык для русских детей — это не китайский. Про то, как будут преподавать русский язык после реформы, не знаю.

Елена Ведищева: Спальные районы живут в русско-английской среде

Есть одна особенность, которая, по-моему, угрожает обучению латышскому языку. Она особенно свойственна детям из спальных районов: для них "второй язык" — английский. Они слушают на нем музыку, смотрят блоги, мультики… А латышский язык они слышат хорошо если в общественном транспорте. Госязык для них становится даже не "вторым", а иностранным. И английский они учат легче.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии