Хипстер-националисты: новое лицо ультраправых в Европе

 (1)
Хипстер-националисты: новое лицо ультраправых в Европе
Facebook

Мартин Зельнер — новое лицо европейских ультраправых: он одет в в футболку и модные зауженные джинсы, носит стильную прическу и очки в толстой оправе. Он — лидер австрийского движения Generation Identity, которое власти пытаются признать незаконным. Зельнер настаивает — они не расисты и противники насилия, но это убеждает не всех.

В апреле 2016 года сотни людей собрались в театре Венского университета на постановку "Просящие". В спектакле играли сирийцы, иракцы и афганцы, которые подались на убежище в Австрии. А затем на сцену прорвались активисты Generation Identity.

Они развернули баннер с лозунгом, обвинявшим зрителей в лицемерии, и начали поливать их фальшифой кровью. Актеры стали кричать — они боялись, что на них нападут. Кто-то в аудитории стал кричать "Nazis raus" ("Нацисты — вон") и попробовал вывести нарушителей спокойствия из зала.

Има была одной из актрис. Она сбежала из иракского Мосула, когда его захватили боевики "Исламского государства" (организация запрещена в России как террористическая). "Мы приехали из страны страха", — говорит она. И теперь, в темноте и неразберихе на сцене, она была снова напугана.

"Я думала, они убьют нас. У меня на родине так много убийств и смертей, что мы поверили в это", — вспоминает Има.

Лидер ультраправого движения Мартин Зельнер не считает, что той акцией они навредили кому-то. "Я не знаю никого, кто получил бы серьезную травму или как-то пострадал ", — говорит он.

Зельнер выглядит как обычный 29-летний молодой австриец. Как и многие представители его поколения, он много сидит в телефоне. Только он не проверяет "Фейсбук", а, скорее всего, набрасывает монолог об угрозах мультикультурализма и о том, что мусульмане хотят захватить Европу.

На его видеороликах в Youtube часто появляется невеста Зельнера Бриттани Петтибон, праворадикальный видеоблогер и сторонница теорий заговора. Из-за ее постов про "геноцид белых" и "сеть педофилов", якобы связанной с Хилари Клинтон, Антидиффамационная лига (американская организация, которая борется с антисемитизмом и расизмом) внесла Петтибон в список лиц, разжигающих расовую вражду. "Сеть педофилов" — одна из популярных среди "альт-правых" в США конспирологических теорий, которая не имеет под собой никаких фактических подтверждений.

В этом году Зельнеру и Петтибон запретили въезд в Великобританию. МВД объяснило, что если "кто-то приезжает в Соединенное Королевство с целью разжигания вражды, у нас есть право не пустить их в страну".

Кроме австрийской GI, Зельнер представляет более широкое европейское движение Identitarian, которое выступает против иммигрантов-мусульман, считая их угрозой европейской индентичности. Движение зародилось во Франции в 2012 году и разрослось на девять стран, включая Германию, Италию и Великобританию. У Identitarian немного активистов, но они привлекают внимание дорогостоящими и дерзкими акциями.

Летом 2017 года GI собрала больше 150 тысяч фунтов (почти 200 тысяч долларов) через краудфандинг, чтобы оформить в чартер судно в Средиземном море и мешать тем неправительствинным организациям, которые патрулируют море и спасают мигрантов. GI объявила, что будет ловить мигрантов и топить их лодки.

Все сложилось иначе. Судно ультраправых задержали, капитана взяли под арест, обвинив в подделке документов и перевозке незаконных мигрантов из Шри-Ланки.

Через несколько месяцев GI арендовала вертолет, чтобы в компании сотни активистов со всей Европы выложить на склоне французских Альп огромный антимигрантский постер. Вся акция стоила группе более 50 тысяч фунтов.

Но в Австрии ультраправая организация попала в серьезные неприятности. Власти решили, что акции, вроде той в театре Венского университета, и риторику GI можно квалифицировать как разжигание вражды против мусульман, иностранцев и беженцев. Правоохранительные органы пошли на беспрецедентный шаг — они запустили процесс признания Generation Identity преступной организацией.

Австрийская прокуратура собирала доказательства с акций GI за последние два года, таких как срыв лекции о миграции в Клагенфуртском университете. Праворадикалы тогда развернули баннер и выкрикивали лозунги в мегафон.

Энис Гусик, студент из Боснии, в тот день выступил против ультраправых. "Все было очень напряженно и агресивно, — рассказывает он. — Тогда я не испугался, но, когда я вспоминал тот день позже, уже было страшно".

Ректор университета Оливер Витоух увидел активистов GI из окна своего офиса. Он выбежал навстречу, чтобы не пустить их, но профессора ударили. "Хотя они обычно называют себя абсолютно мирным движением, мне очевидно, что они готовы к насилию", — говорит он.

Годами GI мало кто воспринимал всерьез, критики называли их "хипстер-нацистами", но исследователь Наташа Штробль уже давно считала действия и риторику организации угрозой для страны.

"Они изображают беженцев как захватчиков, воинов ислама, которые пришли, чтобы разрушить Европу", — говорит она. Результатом такой риторики становится агрессия по отношению к мусульманам на улицах, считает Штробль. Ей самой угрожали убийством и изнасилованием после того, как она написала книгу о движении Identitarian.

Мартин Зельнер вырос в благополучном пригороде Вены. В юности, по словам Штробль, он был участником неонацисткого движения в Австрии. После ареста своего ментора, одного из самых известных австрийских праворадикалов Готтфрида Кусселя в 2011 году, Зельнер основал ячейку Identitarian в Австрии.

Мы встречаемся с ним в офисе движения в квартире в цетре Вены. В комнате полно камер, профессионального света и ноутбуков — активисты используют офис как студию для съемок. Зельнер спокоен и уверен в себе. За день до встречи суд признал его и 16 остальных членов GI невиновными в участии в незаконной организации.

"Я считаю, что мы оправданы, и надеюсь, что это решение суда будет воспринято как реабилитация GI и за пределами Австрии", — говорит он. Впрочем, прокурор подал апелляцию на судебное решение и сейчас изучает финансирование организации.

Зельнер признает, что участвовал в неонацистских группах, когда был моложе, потому что, по его словам, "не было альтернативы, не было правого патриотического движения".

Я спрашиваю его прямо: "Так вы не были расистом?"

Мартин отвечает куда менее уверенно: "Нет, не думаю, что был". Он говорит, что был "консерватором и патриотом".

В этом году, до запрета на въезд в Великобританию, Зельнера засняли на скрытую камеру в Лондоне. На записи слышно, как он употребляет слово "паки" (грубое обращение к выходцам из Пакистана в Великобритании).

"Я думал, это абсолютно нормальное слово. Если бы я знал, что это оскорбление по расовому принаку, я бы никогда его не использовал", — говорит Зельнер.

Я возражаю — Мартин много раз был Великобитании и должен был знать, что значит это слово. Но активист настаивает на своей версии и просит прощения, если кого-то этим оскорбил.

Акции GI часто направлены против мероприятий, где обсуждают миграцию в позитивном ключе. Зельнер считает, что все мусульмане, которые приезжают в Европу, должны ассимилироваться.

"Ассимиляция значит, что ты полностью отождествляешь себя со страной, нацией и ее историей, — говорит он. — Иначе это измена, ты предаешь общество, которое приняло тебя с распростертыми объятиями. Ты должен ставить интересы этого общества на первое место перед своими интересами".

Против ультраправых борятся антифашисты — такие как тауированный как Джером Треблинг.

Треблинг работал с активистами, которые ходили на собрания GI в сельской местности. По его словам, там допускаются расистские выступления, антисемитская риторика. "И никто не говорит, что таким словам тут не место", — подчеркивает антифашист.

По словам активиста, на этих собраниях, праворадикалы говорят, что не только мусульмане, но и евреи хотят заменить собой местное население в Европе. Зельнер отрицает, что у них в организации есть какие-то предрассудки по поводу евреев.

Он хочет распространить движение Identitarian и на другие европейские страны. В Австрии уже правое правительство, напоминает Зельнер, имея в виду присоединение к правящей коалиции националистов из Партии свободы в прошлом году. "Мы хотим расширить это на всю Европу, чтобы менять общественный дискурс".

Бесима — одна из тех, кто чувствует на себе агрессивную риторику GI.

Она сидит в тусклой квартире, пьет сладкий чай со свежими телячьими котлетами. Бесима рассказывает ту историю про спектакль в Венском университете, который штурмовали активисты GI. Ее сын Мохаммед тогда был на сцене.

"После этого он отказывался выходить из дома. Он и сейчас тут — боится, что с ним случится что-то плохое, если он выйдет на улицу", — рассказывает женщина.

Мохаммеда похищали в Ираке, и это была одна из причин, по которой Бесима с тремя детьми уехала из Басры. Два года назад она приехала в Вену и чувствовала, что ей рады, но теперь, по словам Бесимы, отношение к мигрантам меняется.

"Я думала, я найду здесь покой и счастье, — говорит она, — но я больше не чувствую, что здесь безопасно".

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии