Хакер из ”Шалтая-Болтая” заявил о сотрудничестве группировки с ФСБ

 (15)
Häkker
HäkkerFoto: Argo Ingver

Вышедший на свободу участник группировки ”Анонимный интернационал” Константин Тепляков заявил, что группа получала указания от сотрудников ФСБ.

Кураторы с Лубянки

Хакер из группировки ”Анонимный интернационал” (также известной как ”Шалтай-Болтай”) Константин Тепляков заявил РБК, что группа работала под руководством сотрудников ФСБ. Это стало его первым заявлением после условно-досрочного освобождения из петербургской ИК-5.

”Связь с сотрудниками ФСБ держал [руководитель ”Анонимного интернационала” Владимир] Аникеев. Он регулярно ездил на консультации, на какие-то утверждения в Москву или Питер”, — рассказал Тепляков, уточнив, что члены группы проводили время в основном за рубежом.

Он утверждает, что лидер группировки не раскрывал сообщникам, с кем имел контакты. ”Аникеев брал на себя риски, связанные с общением с внешним миром, представителями власти и спецслужб, это была часть его работы. С августа 2015 года он плотно сотрудничал с ФСБ, — рассказал Тепляков. — Доказательства этому были, он привозил инструкции по работе, требования какое-то дело запустить, какое-то — прекратить. Это были словесные рекомендации”.

Собеседник РБК добавил, что и до августа 2015 года понимал, что кто-то ”дает указания и определяет направление” работы группы, но не мог с уверенностью утверждать, что это спецслужба.

Тепляков предполагает, что контактировать с Аникеевым могли офицеры Центра информационной безопасности ФСБ, арестованные по обвинению в госизмене в конце 2016 года, примерно в одно время с членами ”Анонимного интернационала”. ”Был понятен уровень этих людей. И в принципе он совпал [с уровнем задержанных впоследствии офицеров ЦИБа]​”, — сказал Тепляков.

Офицерам ЦИБ ФСБ Сергею Михайлову, Дмитрию Докучаеву, предпринимателю Григорию Фомченкову и бывшему сотруднику ”Лаборатории Касперского” Руслану Стоянову вменяется госизмена (ст. 275 УК), связанная с передачей секретных сведений спецслужбам США. О связи между этими делами сообщал ”Росбалт” в январе 2017 года; источники издания утверждали, что сразу после задержания Аникеев дал развернутые показания, где упоминался начальник второго оперативного управления ЦИБа Михайлов как лицо, связанное с ”Анонимным интернационалом”.

То, что в отношении хакеров из ”Шалтая-Болтая” в итоге возбудили уголовное дело, Тепляков связывает с конфликтом внутри ФСБ: ”Просто одни отделы закрывали на нас глаза, а другие по нам работали, вот и всё. Это просто несогласованность”.

Аникеев ранее в беседе с РБК утверждал, что у группы не было никаких контактов с ФСБ. ”Тепляков имеет косвенное отношение к группе, он выполнял случайные поручения, которые потом стали эпизодами дела. Он о группе знает чуть больше обычного обывателя. В Питер я мотался по своим личным делам, так как жил в этом городе”, — заявил Аникеев, отвечая на вопрос РБК об утверждениях Теплякова.

РБК направил запрос в ФСБ.

”Дело ”Шалтая”

Теплякову, Аникееву и другим членам ”Анонимного интернационала” вменяли неправомерный доступ к охраняемой законом информации (ст. 272 УК). Они в том числе взломали переписку помощника президента Андрея Белоусова, телеведущего Дмитрия Киселева и руководителя дирекции Сбербанка Евгения Кислякова, признали следствие и суд. В блоге ”Шалтая-Болтая” также публиковалось содержание почты ​пресс-секретаря премьер-министра Натальи Тимаковой, замначальника управления внутренней политики администрации президента Тимура Прокопенко, главы Роскомнадзора Александра Жарова и других чиновников.

”Проводился косметический ремонт”

ТОП

В период активности ”Шалтая-Болтая” у Теплякова, по его словам, была официальная работа: живя за рубежом, он занимался разработкой программного обеспечения, работал с агентством недвижимости, рекламой, управлял интернет-магазином. ”В группе моя роль заключалась в том, что я создавал программное обеспечение и занимался анализом массивов. По сути, кроме меня и [Александра] Филинова (еще одного члена группы. — РБК), ИТ-знаниями в группе никто не обладал. Остальные были журналисты, пиарщики и прочие ”продавцы”, — рассказал Тепляков.

”Задержали меня на трапе самолета. Сотрудники ФСБ выходили в мессенджеры под аккаунтами Аникеева, и я сообщил им, что прилетаю такого-то числа, таким-то рейсом. Они меня и встретили”, — рассказал Тепляков.

Он также прокомментировал сведения о том, что ”Анонимный интернационал” частично фальсифицировал переписку чиновников, выставляемую на продажу. ”В материалах уголовного дела, действительно, такая информация проходила. Это были утверждения самих свидетелей (чиновников, чья переписка была взломана. — РБК) — говорили, что это не их переписка, она сфальсифицирована, поэтому они претензий не имеют”, — рассказал Тепляков. На самом деле группе было ”мягко говоря, не до фальсификаций”, утверждает собеседник РБК: ”Ничего там дописывать и дополнять не требовалось. Вот убирать лишнее — это да, это было необходимо. Убирались личные контакты, нецензурная лексика — так, по мелочи. Проводился косметический ремонт, наводился лоск”.

Тепляков утверждает, что следствие сфабриковало часть документов в деле: ”Были сфальсифицированы материалы по эпизоду с Кисляковым из Сбербанка. Доказательства следствия строились на том, что якобы они на одном из серверов в текстовом файле нашли скопированную переписку, где мне передавались логин и пароль от почтового ящика. На основании этого эпизода меня в декабре 2016 года заключили под стражу, других эпизодов тогда еще не было. На самом деле я в тот период уже не имел отношения к происходящему с ”Шалтаем-Болтаем”, не поддерживал связей с организаторами и участниками группы”, — рассказал Тепляков, объяснив, что его уход был связан с внутренним конфликтом в группе.

Тепляков, как и еще один член группы Александр Филинов, лишь частично признал вину. Обвиняемые обращали внимание суда на фальсификации, однако суд не принял их доводы во внимание, объяснил Тепляков.

Аникеев был задержан в октябре 2016 года и полностью признал вину; в декабре были задержаны Филинов и Тепляков. Аникеев в особом порядке получил два года колонии и освободился в августе прошлого года после вступления в силу закона о перезачете в срок наказания времени, проведенного до приговора под арестом. Филинов и Тепляков были приговорены к трем годам колонии. Оба дела рассматривал Мосгорсуд в закрытом режиме. По делу также проходят несколько человек, скрывшихся за рубежом, в том числе Александр Глазастиков, объявленный в розыск и заочно арестованный только в октябре прошлого года.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии