Язык до разума доведет

 (9)

Эстонские школьники убедительно доказывают, что они умнее большинства наших политиков, расценивая иностранные языки как средство общения, а не инструмент политического манипулирования

По данным Министерства образования и науки, все больше эстонских школьников в качестве второго иностранного языка (то есть, так называемого "В-иностранного языка") выбирают русский, который оттеснил на третье место немецкий язык. Следующим, четвертым, по популярности идет французский язык. А первое место в большинстве школ в качестве "А-иностранного языка" по-прежнему удерживает английский язык, позиции которого вряд ли будут поколеблены в обозримом будущем. Что и естественно, поскольку сейчас даже уборщицей в гостиницу не устроишься без знания английского языка.

По словам советника отдела изучения иностранных языков Министерства образования и науки Тыну Тедера, русский язык становился все популярнее и популярнее в эстонских школах, начиная с середины 1990-х годов. Дело уже дошло до того, что все больше родителей, приводя своих маленьких детей в первый класс, интересуются, можно ли в школе организовать кружок по изучению русского языка для первоклассников.

Хотеть учиться — не значит научиться

Журналисты газеты "Постимеэс" провели импровизированный опрос среди учеников седьмых классов таллиннской гимназии Густава Адольфа, в которой, уже исходя из ее названия, должно превалировать немецкое влияние.

Но не тут-то было. Несмотря на "немецкую ориентацию" гимназии, абсолютное большинство семиклассников выразили твердое желание изучать именно русский язык, который они "ни за какую цену не обменяют на немецкий язык", потому что "Россия рядом с нами, и этот (русский) язык (нам) понадобится". Правда, когда их попросили что-нибудь сказать по-русски, то ученики одной из лучших эстонских гимназий только и смогли произнести неутешительную фразу: "Я очень плохо понимаю по-русски".

Аналогичное положение наблюдается и в тартуской гимназии Хуго Треффнера, где количество учеников, желающих изучать русский язык, увеличивается с каждым годом. Как сказала заведующая учебной частью гимназии Айме Пунга, "рост медленный, но заметный, ежегодно примерно на шесть-семь процентов увеличивается число учеников, изучающих русский язык". В этом году в гимназии Хуго Треффнера из 539 учеников в качестве "В-иностранного языка" русский выбрали 312 учеников.

Однако, несмотря на возрастающий интерес эстонских школьников (и их родителей) к изучению русского языка, уровень его преподавания в эстонских школах по-прежнему остается на низком уровне. На катастрофически низком уровне.

Об этом откровенно говорит председатель общества преподавателей русского языка в эстонских школах Малле Линк, сама преподающая русский язык в таллиннской гимназии Кристийне. Одна из главных причин такого печального положения кроется в учебниках, по которым эстонских детей учат русскому языку. Пожалуй, это самая большая проблема. Поскольку используемые в эстонских школах учебники, по словам госпожи Линк, "не затрагивают жизненных тем".

По этим учебникам детей учат представляться, рассказывать о достопримечательностях Санкт-Петербурга или Таллинна или же о своей семье. Однако эстонский ребенок совершенно не умеет, например, спросить по-русски дорогу или купить проездной билет в общественном транспорте. Другими словами, эстонские школьники не могут сформулировать на русском языке самые элементарные предложения.

Здесь уместно подчеркнуть, что именно не могут, а не "не хотят".

Политический надзор вместо образования

Складывается двусмысленная ситуация. Качественные учебники есть, но чиновники на ниве образования, вероятно, считают их "политически неблагонадежными", чуть ли не крамольной литературой, потому что эти учебники изданы в России.

Об этом, например, прямо говорит учительница русского языка из таллиннской гимназии Густава Адольфа Анне Рейнсалу: "В Петербурге изданы хорошие учебники, но министерство (образования и науки) не разрешает ими пользоваться". Вместо этого эстонских школьников учат по учебникам русского языка, которые, по словам госпожи Рейнсалу, "устарели и мало соотносятся с жизнью".

Но это, вероятно, мало волнует чиновников Министерства образования. Главное для них — продемонстрировать свою политическую благонадежность, которая, к сожалению, в большинстве случаев отождествляется с проявлениями в той или иной форме русофобских настроений.

ТОП

Такое впечатление, что Министерство образования попросту саботирует качественное преподавание русского языка в эстонских школах. А некоторые из наших политиков, юродствующие на почве национализма, наверное, с радостью вообще бы запретили преподавание русского языка не только в эстонских школах. Но, оглядываясь на Европу, не осмеливаются выйти на публику с подобным предложением.

В Европейском Союзе ксенофобия такого масштаба пресекается достаточно жестко. Тем не менее, служащие Министерства образования, находящиеся под жестким политическим прессом, вынуждены держать нос по ветру. Может быть, именно этим обстоятельством обусловливается то, что вместо того, чтобы выполнять свои прямые обязанности, то есть обеспечивать школы качественными учебниками русского языка, чиновники Министерства образования предпочитают "решать" проблему повышения качества преподавания русского языка в эстонских школах административными методами.

Так, уже упоминавшийся Тыну Тедер полагает, что положение с преподаванием русского языка в эстонских школах автоматически улучшится, если русский будет преподаваться там в качестве первого иностранного языка, а как второй — английский, качество обучения которому от этого не пострадает. Поскольку английский язык ежедневно окружает нас повсюду — на телевидении, Интернете и т.д., то он сам по себе "пристанет" к детям, считает господин Тедер.

Наверное, он плохо учился в школе, иначе бы не забыл, что от перестановки слагаемых сумма не меняется. От того, что русский язык переведут из категории "В" в категорию "А", ничего не изменится. Кроме того, наши национально озабоченные политики, скорее всего, не допустят подобного "безобразия". Так зачем тогда, спрашивается, вводить общественность в заблуждение?

Неужели только для того, чтобы скрыть от общественности более серьезные проблемы, связанные с преподаванием русского языка в эстонских школах?

Почему они боятся говорить по-русски?

Но, судя по всему, проблема кроется не только в некачественных учебниках. Это лишь одно из проявлений более серьезного явления. По словам Малле Линк, складывается парадоксальная ситуация, когда при увеличивающемся количестве школьников, изучающих русский язык, уровень его преподавания в эстонских школах падает, потому что "дети больше не осмеливаются говорить (по-русски), не осмеливаются общаться с незнакомыми людьми".

Под "незнакомыми людьми", вероятнее всего, подразумеваются "незнакомые люди, говорящие на русском языке". Это до чего же надо довести детей, чтобы так шарахаться от носителей языка, который они изучают! А ведь наиболее эффективный метод изучения иностранного языка как раз и состоит в регулярном и интенсивном общении с его носителями.

Так что, пока эстонские школьники будут шарахаться от "незнакомых людей", говорящих на русском языке, они этот язык никогда толком не выучат. Потому что иностранный язык нужен не только для того, чтобы говорить на нем со знакомыми людьми. Тем более, что наверняка все русские знакомые эстонских школьников говорят по-эстонски. Если дела и дальше так пойдут, то скоро у эстонцев с русским языком сложится такая же ситуация, как у русских с эстонским: языки-то выучили, а общаться на этих языках не с кем. Много вокруг людей бродит, да все больше какие-то незнакомые, с которыми и заговорить-то страшно. А вдруг неправильно поймут?

Эстонским школьникам не только страшно общаться с (незнакомыми) людьми, говорящими по-русски. Они и государственный экзамен по русскому языку сдавать боятся. По наблюдениям все той же Малле Линк, государственный экзамен по русскому языку выбирают лишь молодые люди из русских или смешанных семей, обучающиеся в эстонских школах. Эти ничего и никого не боятся.

А если уж говорить совсем серьезно, то выход русского языка на второе место по популярности среди эстонских школьников — это логичное и отрадное явление, которое спокойно можно было спрогнозировать еще на заре восстановления эстонской независимости. Эстония является ближайшим соседом России, и никуда от этого факта не деться. Поэтому знание русского языка может дать выходцам из прибалтийских республик большое преимущество по сравнению с жителями других государств-членов Европейского Союза. Весь вопрос — как избавить нашу педагогику от политических догм и русофобии, которые до сих пор столь милы эстонским чиновникам от образования?

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии