Время дураков проходит

 (49)

Но они уже успели создать "две Эстонии": одну — для богатых, другую — для бедных. По их же вине наша страна может разделиться на две части: северную и южную. А кто же при таком развитии событий в конечном итоге навсегда останется "с носом"?

Один из бывших мэров Таллинна, Юри Мыйз, подвизающийся на политической стезе в рядах право-националистической партии Исамаалийт (Союз Отечества) и поэтому считающий себя политиком, на днях дал обширное интервью одному популярному эстонскому еженедельнику. Человек, который к тому же является крупным бизнесменом и входит в т.н. "элиту" эстонского общества, огорошил потенциальных избирателей довольно циничными признаниями.


Мышление фарцовщика

Вообще-то Юри Мыйз идеально подходит под определение русской поговорки о тех, кто нежданно-негаданно выскочил "из грязи в князи".

Он начинал свою бизнес-карьеру еще в советское время мелким спекулянтом-фарцовщиком. Этаким юрким "жучком", ошивавшимся вокруг интуристовской гостиницы "Виру" в Таллинне. В Эстонии осталось немало людей (преимущественно бывших моряков), которые помнят господина Мыйза "Юркой-официантом" в одном из ресторанов, где советские мореходы "оттягивались" после заграничных плаваний.

Сейчас иные времена, когда бывшие изворотливые официанты становятся уважаемыми господами. Но процесс их интеллектуального развития, похоже, так и остался на прежнем уровне, то есть на уровне кроликов. Зато теперь у нас с вами демократия и плюрализм, в результате чего они могут демонстрировать примитивизм своего мышления всему обществу, стране. Вышеупомянутое интервью — наглядное тому подтверждение.

Юри Мыйз "как политик" призвал всех деятельных людей Эстонии переселяться в Таллинн, потому что "в провинции хорошей жизни не достигнешь". При этом он глубокомысленно отметил, что "за последние годы в эстонской жизни произошел прорыв — формирование правил общества более не исходит из предпосылки, что граждане очень бедные, а из того, что и в Эстонии задает тон более-менее платежеспособный средний класс".

По мнению Мыйза, "полагать, что Тарту и в целом Южная Эстония в отдаленной перспективе будут развиваться, то же самое, как предполагать, что река Обь потечет в казахстанские степи". Далее бизнесмен Мыйз добавил, что "каждое следующее поколение умнее предыдущего, и эстонцы нового времени, вместо того, чтобы слушать разговоры региональных политиков, станут переезжать туда, где приятнее жить, и где жизнь предлагает больше возможностей".

Но и по поводу столичной жизни Мыйз высказал несколько оригинальных идеек. Например, он верит, что "человек, купивший себе более чем за миллион крон квартиру в Ласнамяэ, будет доволен своим жильем максимально две недели, если он только не пришел из окружения, где нет горячей воды и нормальной уборной". Будущее ласнамяэских домов Мыйз видит под отбойным молотком камнедробильной машины: "Конечно, это не произойдет сразу. Это займет два поколения, 50-60 лет".

Вдобавок Мыйз повторил мысль, высказанную им когда-то на посту мэра Таллинна, о том, что, "как из американцев не получился, так и из эстонцев не получится вырастить народ общественного транспорта": "Ну, кто хочет ездить в автобусе? Как ты сможешь (ездить в общественном транспорте), с большими сумками из магазина? Общественный транспорт, конечно, должен быть, чтобы могли ездить 10-16-летние дети, инвалиды, те, у которых забрали права, и в стельку пьяные".

В заключение Мыйз высказал свою голубую мечту, от которой за версту несет затхлой провинциальщиной, о том, что "когда-то и Таллинн будет по величине, как Осло".

Думаю, что достаточно цитировать господина Мыйза. И без того ясно, что весь смысл его земного существования сводится к тому, чтобы справлять большую нужду в "нормальной уборной", которая находится в городе "по величине, как Осло". Словоблудие одного из "эстонцев нового времени" — это всего лишь повод, чтобы поговорить о более серьезных вещах.


Столичный город с провинциальной судьбой

Таллинн — это, конечно же, не "пуп Земли", а всего лишь пригород Хельсинки. Если бы не ограниченный кругозор наших политиков, то эстонская столица могла бы стать пригородом Санкт-Петербурга, что более перспективно. На большее Таллинн объективно не способен. Историческая судьба Таллинна — быть окраинным провинциальным городом, которому, по иронии судьбы, выпала столичная функция.

ТОП

Нынешнее возвышение Таллинна — это временное явление, обусловленное, с одной стороны, благоприятным стечением обстоятельств переходного, то бишь, смутного времени и, с другой стороны, несообразительностью (назовем это так) нынешних государственных мужей. Любому мало-мальски здравомыслящему человеку понятно, что концентрация (тем более, искусственная) экономической и предпринимательской деятельности в одном ограниченном месте наносит непоправимый ущерб всему государству в целом. Хотя, кто сейчас поверит в то, что наши государственные мужи пекутся об интересах государства?

По большому счету, и Финляндия — это европейская провинция. Выходит, что Таллинн, как и Северная Эстония в целом, — это провинция в квадрате. В действительности, в констатации данного факта нет ничего нового. Северная Эстония всегда была чьей-то окраиной: германской, датской, шведской, российской или советской. Теперь будет окраиной Европейского Союза. Привычная и хорошо усвоенная роль. Тут нас не спасет надменность и чванливость, которые столь любят демонстрировать наши новые эстонцы. Ни рыба ни мясо. То ли город, похожий на большую деревню, то ли на самом деле деревня, возомнившая себя государственной столицей.

При таком раскладе Таллинну нечего предложить объединенной Европе. Ему уготована иная судьба — неприкаянная доля туристического городка где-то между Санкт-Петербургом и Ригой. Совсем как то самое "Бологое, где-то между Ленинградом и Москвой".


Другая Эстония

А вот по линии Пярну-Вильянди-Тарту, к югу, начинается совсем другая, Южная Эстония.

Как вы думаете, почему наши столичные политики так озабочены модернизацией автомобильного шоссе Тарту-Таллинн? Вы думаете, что эта дорога нужна Тарту? Ошибаетесь. Эта автострада нужна Таллинну. Без нее эстонская столица окончательно превратится в некое подобие Петропавловска-Камчатского, куда попасть можно будет только на самолете или приплыв на корабле по морю.

Факт остается фактом — центр Балтии находится в Риге. Я подчеркиваю, что центр всей Балтии, включающей все территории, прилегающие к Балтийскому морю, а не только Прибалтику, то есть Эстонию, Латвию и Литву.

Не станем тратить газетную площадь на доказательство этой геополитической аксиомы. После вступления трех прибалтийских республик (Эстонии, Латвии и Литвы) в Шенгенскую зону, а тем более после их присоединения к евро, она станет настолько очевидной, что даже такой "мыслитель" как Юри Мыйз постесняется ее опровергать. Время дураков проходит. Надеемся, что безвозвратно.

Южная Эстония потихоньку набирает обороты. Это регион неограниченных возможностей. Сказывается близость Риги. Ведь совсем не случайно почти все крупнейшие корпорации мира открывают свои балтийские представительства именно в латвийской столице.

Одно из фундаментальных преимуществ Южной Эстонии заключается еще и в том, что там никогда не возникнет такой уродливый монстрик, как Таллинн. Для этого нет ни объективных, ни субъективных предпосылок. У жителей Южной Эстонии совершенно иной менталитет, чем у обитателей таллиннских каменных джунглей. Южная Эстония ближе к Европе и географически, и по духу.

Что удерживает многих людей в Таллинне, помимо инерции, стереотипности мышления и боязни перемен? Только бестолковость наших политиков, создавших бездарную систему рабской зависимости от столичных работодателей. Как только у человека появляется альтернативная возможность обретения хорошо оплачиваемой работы вне Таллинна, он, по меньшей мере, начинает задумываться о переезде в более приемлемую для людей среду обитания.

И таких возможностей с каждым годом, если не с каждым днем, становится все больше. При нынешнем стремительном развитии Интернета и инфотехнологий весь "офис" можно спокойно разместить в портативном компьютере. И эта тенденция идет по нарастающей. Люди начинают переезжать (если не сказать бежать) из Таллинна, и не только в его близлежащие пригороды.

А кто останется в Таллинне? Безусловно, останутся пьяные в стельку, и те, у которых забрали водительские права. Ну, и конечно, люди, подобные Юри Мыйзу, для которых столичная толкучка является благодатной почвой для личного обогащения. Ведь именно они, подобные Мыйзу люди, смогли создать "две Эстонии": одну — для богатых, другую — для бедных. По их же вине наша страна невольно разделяется на две части: северную и южную. Причем южная часть уже сегодня тяготеет не к Таллинну, а к Риге.

Весь вопрос, нужна ли нам с вами такая Эстония?

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии