Эстонское правительство в изгнании заседает в Нымме

 (20)

Его интернет-сайт гласит: "Люди, которые сейчас требуют от Правительства на Тоомпеа эстонского гражданства, должны отдавать себе отчет в том, что после того, как оккупация действительно закончится, законно избранная государственная власть Эстонии может и не признать гражданство, данное государством, которое является преемником Эстонской ССР". Его члены утверждают, что руководствуются в своей деятельности Конституцией Эстонии 1938 года и являются преемниками правительства в изгнании, сформированного Аугустом Реем в 1952 году, а также единственным законным правительством Эстонской Республики, ведущей свою историю с 1918 года. Вероятно, вы никогда не слышали о Ныммеском правительстве, но оно существует.

Ныммеское правительство появилось на свет в приземистом желтом домике с витиеватыми оконными переплетами, который притаился за низкой каменной оградой на одной из тихих улочек самого буржуазного района Таллинна. Произошло это в 1992 году, в то смутное время, когда Эстония уже вновь стала независимой страной, но многие еще сомневались в том, что это — окончательно и бесповоротно. Шестнадцатого июля 1992 года эстонское правительство в изгнании, возглавляемое премьер-министром Генрихом Марком, исполняющим обязанности и президента, собралось на историческое заседание, чтобы решить — передавать ли свои полномочия новой власти.

Большинство министров высказались "за", против выступил только старейший член кабинета Михкель Матизен, убежденный, что международное право запрещает восстанавливать республику, изменять Конституцию и создавать новые органы власти в то время, когда на территории Эстонии еще находятся оккупационные войска. Отчаявшись склонить на свою сторону остальных членов правительства, Матизен объявил их государственными изменниками и 15 сентября того же года сформировал собственный кабинет министров. Это решение Ныммеское правительство обнародовало в 10 утра 5 октября, в тот день, когда Генрих Марк символически передал полномочия правительства в изгнании на Тоомпеа, за час до того, как Рийгикогу собрался на свое первое заседание.

Официальная эстонская история не признает правительство в изгнании носителем юридической преемственности Эстонской Республики, хотя его члены пользуются на родине большим почетом, а после кончины удостаиваются торжественных похорон. Отечественные специалисты по международному праву в большинстве своем сходятся во мнении, что последний конституционно избранный премьер-министр страны Юри Улуотс 16 июня 1940 года передал президенту Константину Пятсу прошение об отставке, которое было удовлетворено. Однако члены Ныммеского правительства считают, что ни о какой законной отставке правительства речь в данном случае идти не может — ведь страна к тому времени уже была оккупирована. Тем не менее Ныммеское правительство не рвется к реальной власти. Своей миссией оно видит сохранение юридической преемственности Эстонской Республики для более сознательных потомков.

То, что министры правительства в изгнании не избалованы вниманием, стало ясно уже с первых минут телефонного разговора с Ахти Мяндом, хозяином того самого желтого дома, где было принято историческое решение о создании Ныммеского правительства. В последние три года он исполняет обязанности премьер-министра и по совместительству министра юстиции. "Вам, наверное, нужна Ныммеская управа? Но я никогда не был ее членом", — несколько раз переспросил он, не веря своим ушам. А убедившись, наконец, что наша газета действительно интересуется Ныммеским правительством, назначил мне свидание в ныммеской пышечной, потому что дом у него нуждается в ремонте.

Второму по важности министру Ныммеского правительства на вид лет шестьдесят, для встречи с прессой он облачился в потертый темный костюм, который не был модным даже тогда, когда его пошили лет тридцать назад. Лацкан пиджака украшает значок Эстонского гражданского комитета. Ахти Мянд говорит тихо, тщательно обдумывая слова. А глаза в это время задумчиво смотрят куда-то в пространство из-под толстых стекол очков в пластмассовой оправе.

 — Актуальна ли идея Ныммеского правительства сегодня, четырнадцать лет спустя после его создания?

 — Конечно, и она станет еще более актуальной в будущем, потому что именно на будущее направлены наши усилия.

 — Оккупационные войска давно покинули Эстонию, развитие государства идет своим чередом. Какие цели сегодня преследует Ныммеское правительство?

ТОП

 — В действительности представление, будто оккупация Эстонии закончилась, как только страну покинули последние оккупационные войска, является довольно упрощенным. В действительности, в соответствии с международным правом, оккупированное государство не может менять законодательство на оккупированной территории, не может давать гражданство на оккупированной территории, не может менять основы права частной собственности.

В Эстонии окончание оккупации — процесс гораздо более сложный, нежели в том случае, когда оккупация продолжается более короткое время. В начале 90-х была возможность восстановить созданную в 1918 году Эстонскую Республику. Но, к сожалению, она не была использована, вместо этого было создано новое государство, преемник Эстонской Советской Социалистической Республики, у которого отсутствует юридическая преемственность с Эстонской Республикой.

Вы спрашиваете, какие у нас цели? Нашему мандату более 60 лет. Ныммеское правительство является преемником правительства в изгнании, деятельность которого не прерывалась. Мы просто храним для граждан Эстонии возможность в будущем восстановить созданную в 1918 году Эстонскую Республику. В то же время, это не так легко сделать, потому что все мировые процессы протекают взаимосвязано. Первая возможность восстановить Эстонскую Республику представилась 15 лет назад. Ей не дали ходу по различным причинам. Следующая возможность представится где-то в 2040-2050 годах, может быть, несколько ранее, и, конечно, она будет связана с распадом Европейского союза. Мы даем будущим поколениям возможность использовать этот исторический шанс. Воспользуются ли они им — это их дело.

 — У вас есть официальные сторонники? Хотя бы одно государство в мире вас признало?

 — Правительств в изгнании в мире было достаточно много. И их никогда не признавали. Эстонское правительство в изгнании до сегодняшнего дня никем официально не было признано. Но отдельные сторонники у нас есть. И в Эстонии, и за рубежом.

 — Вы сотрудничаете с какими-либо организациями?

 — Нет, не сотрудничаем. Сейчас деятельность Ныммеского правительства вообще приостановлена. Мы не предпринимаем активных действий.

 — На вашем интернет-сайте я прочитала, почему вы не признаете Правительство с Тоомпеа. А у вас самих с юридической преемственностью, на ваш взгляд, все в порядке?

 — У нас с юридической преемственностью все в порядке. А законодательство государства, в котором мы живем сейчас, которое было создано на основе ЭССР, мы не признаем.

 — Расскажите поподробнее, как создавалось Ныммеское правительство, и почему оно было названо Ныммеским?

 — Название Ныммеское можно считать жаргонным. Вернее даже не жаргонным, просто правительство Аугуста Рея в изгнании было создано в 1952 году в Осло, поскольку вошедшие в него люди жили в основном в Швеции, но там создание правительств в изгнании было запрещено. И потому его начали называть Ословским правительством. А поскольку нынешнее правительство было сформировано в Нымме, то теперь мы себя называем Ныммеским правительством. Хотя официально мы, конечно, Правительство Республики.

Когда 16 июня 1992 года правительство в изгнании, возглавляемое Генрихом Марком, приняло декларацию о прекращении своей деятельности, то это решение вступило в противоречие с ранее принятым, которым правительство в изгнании декларировало, что продолжит свое существование до конца оккупации. Фактически члены правительства, принявшие декларацию, стали государственными изменниками, они нарушили присягу. И один из членов правительства Михкель Матизен выступил против этого решения, что было официально запротоколировано. А поскольку Конституция 1938 года уникальна в мировой практике тем, что, согласно ей, правительство можно постоянно обновлять, то Михкель Матизен вступил в должность премьера, исполняющего обязанности президента, и сформировал новое правительство. Он до последнего давал членам прежнего состава правительства возможность отказаться от своего решения, но они не пошли на это. Когда Генрих Марк пришел на Тоомпеа передавать свои полномочия, в действительности он пришел с пустым портфелем. Ему нечего было передавать, полномочий правительства у его сторонников уже не было. Они сами закончили свою деятельность 16 июня 1992 года.

 — У вас и заседания правительства проходят?

 — Конечно, время от времени мы собираемся, принимаем какие-то решения по мере необходимости. Но довольно редко, потому что практической необходимости в этом нет.

 — Каково было последнее постановление Ныммеского правительства?

 — Это было очень давно. В 1992 году мы приняли два постановления ("Позиция правительства по вопросу военной оккупации Эстонии" и "Заявление о принципах предоставления эстонского гражданства" — прим. Е.Г.). После этого ни одного нового документа нами принято не было, только сделали пару дополнений к принятым ранее. А больше документов нам и не нужно.

 — Последние значительные изменения в составе Ныммеского правительства произошли 7 декабря 2003 года. С чем они были связаны?

 — Это было неизбежно. В 2003 году умер премьер-министр, исполняющий обязанности президента, Михкель Матизен, и в соответствии с Конституцией его обязанности стал исполнять Калев Отс, который прежде был заместителем премьер-министра, исполняющим обязанности премьер-министра. И он сформировал новый кабинет. Но если вы обратили внимание, то имена в составе кабинета не изменились. Люди остались те же самые. Их просто "пересадили".

 — За 14 лет у вас не добавилось ни одного нового члена? Никто не вышел из состава правительства?

 — Пару человек добавилось, а если кто и уходил, то исключительно в мир иной. За одним исключением: в 1993 году Харри Хенн вышел по собственному желанию.

 — Как можно стать членом Ныммеского правительства?

 — Вы, наверное, обратили внимание, что часть постов у нас не занята, многие члены правительства исполняют обязанности нескольких министров. Причина в том, что реституционисты из числа граждан Эстонской Республики к нам присоединяются, сторонников у нас довольно много, но по разным причинам они не хотят становиться членами правительства. Одним словом, предложение занять пост в правительстве мы делали многим, но по разным причинам они были отклонены.

 — Согласно действующей сейчас в Эстонии Конституции, ваша организация может представлять опасность для существующего государственного строя. Полиция безопасности или другие государственные органы не проявляли к вам интереса?

 — Мы вряд ли можем представлять какую-то опасность. Все в мире взаимосвязано — сейчас и в ближайшем будущем восстановить Эстонскую Республику невозможно, а если такой шанс возникнет, то, по моим прогнозам, где-то в 2040 году. Поэтому непосредственного интереса Полиция безопасности или другие государственные органы к нам не проявляли. Хотя кто их знает, может, приглядывают за нами откуда-нибудь издалека. Но в непосредственный контакт не вступали.

 — Если первый шанс восстановить Эстонскую Республику возникнет лет через 40, а у вас уже сейчас такие сложности с обновлением состава правительства, то вы уверены, что через 40 лет Ныммеское правительство еще будет существовать?

 — Я скажу, что трудности с заполнением постов в Ныммеском правительстве не такие уж серьезные. Другое дело, что я могу сделать предложение исполнять обязанности премьер-министра первому попавшемуся человеку, но какой в этом смысл…

 — Штаб-квартиры у вас нет?

 — Нет, и никогда не было. Мы всегда собирались у кого-нибудь дома здесь, или в Тарту, или на случайно выбранной территории.

 — Членам Ныммеского правительства можно состоять в партиях, работать на государственных должностях? Ведь работа министрами вам дохода не приносит.

 — Работать можно где угодно. Но понятно, что нельзя вступать в объединения, которые признают действующее законодательство. Нельзя быть членом партии, баллотироваться в Рийгикогу.

 — Вы когда-нибудь пытались вступать в контакт с Правительством на Тоомпеа, средствами массовой информации, какими-либо партиями?

 — Официальных контактов никогда не было. Только в частном порядке. Мы ведь никому не навязываем свои идеи.

 — И никто не проявлял к ним интереса?

 — Пресса нами время от времени интересуется. Иногда выходит какое-нибудь интервью, наши документы были опубликованы в канадской прессе. Иногда нам предлагают поддержать ту или иную организацию, но мы никогда не выступали публично, просто желали им успеха и оставались в стороне.

 — Ныммеское правительство поддерживает вступление Эстонии в Евросоюз и НАТО?

 — У нас нет официальной позиции по этому вопросу. Есть только личное мнение министров. Лично я против. Кто-то из моих коллег, если не поддерживает этот шаг, то воспринимает как неизбежное зло.

 — А какая у Ныммеского правительства позиция в вопросах гражданства, помимо той, что вы не признаете гражданство, предоставленное Правительством с Тоомпеа?

 — Если Эстонская Республика будет восстановлена, ее гражданами будут правопреемные потомки граждан созданной в 1918 году республики.

Пресс-секретарь Правительства Эстонии Мартин Яшко заявил "Вестям Недели День за Днем", что получившая всемирное признание эстонская законодательная власть является полностью легитимной. "Правительство Эстонии не считает, что Ныммеское правительство представляет какую-либо угрозу и вообще не считает его поводом для официальных комментариев", — лаконично сообщил он.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии