Эстонский шовинистический новояз

 (63)

Говорить о фашизме в Эстонии после скандала с моноспектаклем "Адольф" на юбилее министра юстиции — почти моветон.

Но есть у демократии по-эстонски черта, которая действительно роднит ее с Третьим рейхом. Речь о языке. Точнее, о новоязе, который эстонские СМИ активно внедряют в жизнь.

Выдающийся немецкий филолог (и замечательный человек) Виктор Клемперер, еврей, которому довелось на собственной шкуре испытать все ужасы гитлеровской Германии, написал после войны книгу о языке Третьего рейха. Начало ей положили заметки вроде этой:

"Часто встречается и выражение "международное еврейство"… "Всемирные евреи" организуют "пропаганду ужасов", распространяют "сказки о якобы совершаемых зверствах", и если мы здесь пытаемся рассказать малую толику из того, что происходит каждый день, нас обвиняют в распространении ложных слухов о зверствах и карают соответствующим образом. Тем временем готовится бойкот еврейских магазинов и врачей-евреев. Вовсю идет противопоставление понятий "арийский" и "неарийский". Хоть заводи словарь нового языка…"

Эстония, слава богу, не Германия образца 1933-1945 годов, во всяком случае, о бойкоте русских магазинов речь не идет, хотя над русскими врачами власти поиздевались вволю. Но разве мы не слышим постоянно об ужасных российских СМИ, которые-де чернят честную Эстонию? И если мы пытаемся просто пересказать очередную националистическую статью о "русской проблеме", разве не обвиняют нас моментально в том, что мы подкапываемся под основы основ Эстонской Республики и вообще продались с потрохами Путину?

Что до противопоставления понятий "арийский" и "неарийский", то есть, простите, "эстонский" и "русский", тут и вправду стоит завести словарь эстонского новояза. Ибо русский в Эстонии — больше, чем русский: его обозначает с десяток слов. Смотрите сами.

Tibla — тибла, ругательство на грани фола, обозначающее, пожалуй, не просто русского, но плохого русского, так сказать, "понаехавшее быдло". Употребляется в печати редко, но метко. Вспомним печально известный слоган "Ээсти Пяэвалехт": "Не читаешь нашу газету? Следовательно, тибла!" Попробуем представить себе чисто гипотетически аналогичную рекламу русской газеты: "Не читаешь нас? Следовательно, курат и чухна!" Сложно? Да уж. Зато легко вообразить реакцию и полиции, и интеллигенции.

(Tundmatu) vene pätt — (неизвестный) русский хулиган/подонок/выродок, словосочетание, вошедшее в язык с легкой руки анонима из газеты "Постимеэс", желавшего убедить читателей, что в таллиннских погромах участвовали одни русские. Что интересно, многие ему поверили.

Okkupant — оккупант. Слово негативное, но, тем не менее, практически официальное: где "оккупация", там и "оккупанты". Периодически встречается в печати и в речах политиков, обозначая не столько людей, которые приехали когда-то в Эстонию, сколько их потомков. "Сын за отца отвечает" потому что. Практика сталинская, но разве мало среди нас скрытых сталинистов? "Член семьи врага народа", именно.

Muulane — инородец. Это очень интересное слово в том смысле, что оно устанавливает абсолютную степень чужести. Ты можешь родиться в Эстонии, выучить эстонский язык, стать гражданином ЭР, интегрироваться по самое не могу, но все равно останешься muulane, чужаком и инородцем, причем — навсегда. Частое употребление слово muulane выдает скудость ума и отсутствие совести.

Punaarmeelaste järeltulija — потомок красноармейцев, смягченный вариант "оккупанта". Это словосочетание очень любит колумнист и драматург Андрус Кивиряхк. Исполать ему.

Koduvenelane — домашний русский. Практически одомашненный, как собака или корова на заре цивилизации (ср. "koduloom", домашнее животное). Это первое из ряда слов, призванных разграничить обычного русского, venelane, и русского — лояльного жителя Эстонии. Автоматически подразумевается, что быть просто русским в Эстонии недостаточно. Просто эстонцем — можно, а с инородцев особый спрос, они должны доказать свое право на существование в данной точке пространства-времени. Слово koduvenelane лишь кажется положительным, на деле оно формирует иерархию, в которой одна категория людей чохом помещается ниже другой. Эстонская демократия воплотила в себе худшие черты "Скотского хутора" Оруэлла: "Все равны, но некоторые более равны, чем другие".

ТОП

(Небольшое отступление. Мой русский коллега рассказывал, как он в составе группы эстонских журналистов оказался в Москве. Россияне стали расспрашивать эстонцев, как в Эстонии на деле обстоят дела с русскими. "Хорошо обстоят, — сказали эстонские журналисты, — мы с русскими живем в мире, даже называем их "домашние русские"…" — "Ага, — поддакнул коллега, — и мы с эстонцами живем в мире. Называем их "домашние эстонцы"…" Неудивительно, что лица эстонцев моментально вытянулись. Хотя казалось бы.)

Meievenelane — наш русский. Мягкий вариант "домашнего русского": взамен оскорбительного "домашний" появляется общечеловеческое "наш". Это, разумеется, иллюзия, ибо слово "наш" подразумевает, что русский принадлежит "нам", то есть эстонцам. Русский — собственность, уже не домашнее животное, но еще не свободный человек. В романе Стругацких "Град Обреченный" есть соответствующий диалог между фашистом и евреем: "Угощайся, мой еврей. Угощайся, мой славный". — "Я не твой еврей, — возразил Изя. — Я тебе сто раз уже говорил, что я — свой собственный еврей…" Надо ли говорить, что снисходительность — это маска презрения?

Eestivenelane — эстонский русский. Вариант "домашнего" и "нашего". Заметим, что смысл сохраняется: эстонский русский — особенный. Если не хочешь скатиться до просто русского, надо доказать свою лояльность.

Eestimaalane — эстоноземелец. Пожалуй, самое нейтральное из всех обозначений русских, бытующих в эстонском новоязе. Любопытно вот что: разделение на агнцев и козлищ это слово не ликвидирует, потому что эстонца завсегда назовут просто эстонцем. Таким образом, если перед вами эстоноземелец, это почти гарантированно инородец. Куда ни кинь, всюду клин.

Вот такой словарик. В Третьем рейхе пропагандистский ряд напряжения был похожий: жидок, иуда, недочеловек, еврей, иудей, неистинный ариец. Подобное явление всегда говорит об одном и том же: о желании разделить народ страны на "норму" и "отклонение от нормы", сверхлюдей и недолюдей, тех, кто имеет право, и тварей дрожащих. Из разговора, записанного Клемперером: "Он среди ВНГ. Знаешь, что это такое? Нет? Все Настоящие Германцы!" Если слышны разговоры о настоящих эстонцах и настоящих русских, дело плохо: следом идут двойные стандарты, дискриминация и прочий шовинизм.

И ведь ничто не ново под луной: "Вся эта болтовня насчет евреев служит только пропагандистским целям, — говорили Клемпереру. — Увидишь, как только Гитлер окажется у руля, у него будут дела поважнее ругани в адрес евреев…" Ага. Сейчас.

Так или иначе, эстонский шовинистический новояз еще ждет своего исследователя.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии