Эстонские врачи по приказу КГБ посадили его в психушку

 (33)

Первое, что поразило, когда бывший политзаключенный Леонид Кравцов вошел в кабинет, держа в руках переписку с официальными властями, так это ее размеры — кипа бумаг была почти в полметра толщиной. Здесь все — запросы, постановления судов, указы, справки, газетные вырезки, законы. Кравцов добивается того, чтобы государство признало: человеку в здравом уме и памяти испортили жизнь, поместив его в принудительном порядке в психиатрическую больницу.

Эти "врачи" до сих пор рядом

До сих пор эстонское государство ничего не сделало для того, чтобы, хотя бы в незначительной степени компенсировать Кравцову безвозвратно потерянное здоровье. Хотя в данном случае выражение "государство" звучит слишком абстрактно. Государство ведь состоит из чиновников и политиков. И те и другие почему-то считают нецелесообразным назначить Кравцову хоть какую-нибудь компенсацию. Наверное, политик, прочитав очередной запрос Кравцова, думает о том, что раз таких, как он, больше нет, то и менять закон ни к чему. Политический капитал на этом не сделаешь. Российские власти в свою очередь утверждают: поскольку репрессии по отношению к Кравцову применили эстонские врачи, то и компенсацию следует спрашивать с Эстонии.

Кравцов прекрасно понимает, что врач, особенно психиатр, готовый признать свою ошибку, большая редкость. Попытаться пробить проект закона о выплате компенсаций людям, помещенным в спецпсихушку, все равно, что покуситься на тех, кто и сейчас играет значительную роль в нашем обществе. Если имущество и дома у людей отбирала абстрактная советская власть, то те, кто принимал решения о принудительной госпитализации, их сообщники или их преемники, по сей день живут рядом с нами.


Как диссидент диссиденту

Из кучи бумаг достаю письмо адвоката Кравцова Леона Гликмана, адресованное депутату Госсобрания, бывшему диссиденту Энну Тарто (датированное 19 февраля 2002 года). "К нам обратились бывшие политические диссиденты Леонид Кравцов и Эфраим Коломинский, — писал Гликман Тарто. — По отношению к г-ну Кравцову за его антисоветскую и произраильскую деятельность на протяжении ряда лет применялось принудительное психиатрическое лечение, он был реабилитирован на основании моей жалобы. /…/ Г-н Коломинский, который в настоящее время является политиком в Израиле, на основании сфабрикованного обвинения был арестован. Истинной причиной лишения свободы стала антисоветская и диссидентская деятельность. /…/ Учитывая, что Вы в соответствии со статьей 103-й, ч.1 Конституции обладаете правом законодательной инициативы, бывшие политзаключенные обращают Ваше внимание на отсутствие юридической регуляции, которая позволила бы бывшим политическим диссидентам выплачивать компенсацию за время, проведенное ими за антисоветскую деятельность в тюрьмах или психбольницах".

Далее адвокат Гликман пишет, что хотя Эстонская Республика не несет ответственности за совершенные оккупационными властями нарушения прав человека, это не значит, что механизм компенсаций не должен действовать. Ведь компенсирует же республика собственникам имущество, национализированное в годы советской власти. Кравцов прекрасно понимает, что здоровье человека нельзя сравнить с домами и земельными участками.


Запомните их имена

Риф, ставший на пути Леонида Кравцова со своими претензиями, это Закон в отношении репрессированных. С точки зрения закона репрессированным может считаться только тот человек, который во время применения к нему репрессий являлся гражданином Эстонии или постоянным жителем-негражданином, который на законных основаниях проживал в Эстонии по состоянию на 16 июня 1940 года. Леонид Кравцов, однако, родился в 1941 году в Белоруссии, эстонское гражданство он получил в 1994 году в порядке натурализации.

На принудительное лечение между тем его отправили наши эстонские психиатры. Самый известный из них ныне покойный Юри Саарма, блестящий ученый и пособник КГБ. Слабонервные люди без дрожи не могут смотреть на ноги Кравцова: в результате действия "лекарств", которые Кравцову кололи в Черняховской психбольнице, его голени стали даже не синего, а мраморно-черного цвета. Здоровье Кравцова резко пошатнулось и не без участия такого известного эксперта, каким была Регина Кон.

История Леонида Кравцова кажется особенно вопиющей на фоне заявления, сделанного 7 мая 1999 года в одной из русскоязычных газет тогдашним главврачом Таллиннской психиатрической больницы Тийтом Кадастиком.


Европу успешно обманули

ТОП

"Эстонское общество психиатров и Министерство социальных дел располагают копией выданного Европейской Комиссией свидетельства о том, что в Эстонии не отмечено ни одного случая злоупотребления психиатрией с политическими целями. Это, конечно, не означает, что мы не допускали ошибок: советская психиатрия отставала от западной. Мы не имели тех средств, которыми располагаем сегодня, и к больным, возможно, относились слишком авторитарно", — писал Кадастик.

Хорошо бы, памятуя о заявлении Кадастика, перечитать все 300 страниц заведенного КГБ дела, на основании которого Кравцова в 1971 году в принудительном порядке упекли в психушку. NB! Если кто сомневается, не был ли Кравцов и впрямь душевнобольным, оговоримся сразу, что в 1990 году он был реабилитирован. Медицинская комиссия, возглавляемая доктором Айри Вярник, признала его душевно здоровым. Как считают Вярник, Кравцов никогда не страдал шизофренией, и ему никогда не удалось бы излечиться от заболевания, диагноз которого был указан в его истории болезни, по той простой причине, что он им не страдал.


Не за тех пил, да и не с теми

События, отраженные на страницах сфабрикованного КГБ дела, достойны пера романиста. КГБ, рассчитывая найти улики, прежде всего радиопередатчик, при помощи которого еврей якобы должен был поддерживать связь с Израилем, устроил обыск в мустамяэской квартире Кравцова. 21 октября 1971 года Кравцов был арестован, в Таллинн он вернулся только 14 апреля 1976 года.

Преследование Кравцова началось с того, что, работая на заводе "Двигатель", он не пресмыкался перед начальством, напротив, не выбирая дипломатических выражений, высказывался в его адрес, когда его в очередной раз лишали премии. Кравцов занялся художественной ковкой, организовал две выставки своих работ, но "двигателевскому" начальству его слава художника была как кость в горле. Завод-то был военный. Кравцов не скрывает, что были и другие трения, тем более что он открыто заявлял о своей позиции.

КГБ его сдали свои же — работяги. 29 января 1971 года некто Иван Афонин сообщил, что на новогодней вечеринке в ресторане "Глория" Кравцов поднял тост за здоровье премьер-министра Израиля Моше Даяна. Он приветствовал тостом и 11 ленинградских евреев, пытавшихся угнать самолет.


Запишем в террористы

Главным обвинением против Кравцова стало его намерение якобы взорвать двумя минами заводскую подстанцию. На допросах ему навязывали именно эту версию. У свидетелей, которых вызывали на допросы, ненавязчиво интересовались, не замечали ли они у Леонида Кравцова отклонений в психике. Очевидно, следователь Силкин не находил достаточно убедительных доказательств, чтобы отправить Кравцова за решетку за антисоветскую деятельность, но подследственного надо было изолировать от общества.

Психиатрические комиссии провели целых две экспертизы: в декабре 1971 и январе 1972 года. Экспертами были Удо Лутс, Всеволод Грюнталь и Регина Кон, участвовал также профессор кафедры психиатрии ТГУ Юри Саарма. Комиссия пришла к выводу, что из-за своего психического состояния Кравцов не отдавал отчета в своей деятельности и не мог руководить ею, и что в момент совершения преступления он был невиновен. А потому нуждается в принудительном лечении в спецбольнице.


"Игра в признание меня дураком"

Возможно, кто-то не поверит, что Черняховская психбольница в Калининградской области была хуже тюрьмы. В качестве доказательства приведем строки из воспоминаний Кравцова:

"Я вышел оттуда, где день начинается страхом. Страх так привычен, как воздух, как небо, как солнце. /…/ Я оказался в камере, рядом пара "божьих одуванчиков". И когда один из них строит из кружек дворец, а другой сует тебе под нос тюремную книгу, именуя ее политическим трудом, а третий докладывает о подготовке вооруженного восстания, начинаешь понимать, что находишься в "психушке". Игра в признание меня дураком продолжалась три месяца. Я прошел через все психкомиссии и беседы с нашими психиатрами ХХ века. Главный садист профессор Ю.Саарма, кто ему этот титул присвоил, СС или СД, которым он служил в концлагерях, где занимался опытами над пленными, или же его возвеличил КГБ, которому он также чистоплотно прислуживал?"

Суточная доза нейролептиков на одного подопытного-осужденного была следующей: 400 мг аминизина + 200 мг тизирцина, 3 раза в день; 80 мг трифтозина + 300 мг аминизина, 3 раза в день; 200 капель (пузырек) галлоперидола + 40 г трифтозина; 60 мг можептил-деппо + 300 мг тизирцила, 3 раза в день. По словам Кравцова, если бы он все это принимал, то просто-напросто умер. В подтверждение слов он продемонстрировал, каким образом ему удавалось прятать таблетки во рту, да так, что даже санитар, лезший в рот со шпателем, не мог их обнаружить.


Кто превратил его жизнь в ад

Рассказать историю Кравцова в одной газетной публикации — безнадежное занятие. Тот факт, что в глазах закона диссидент Кравцов, необратимо потерявший здоровье, таковым не является, это лишь одна грань проблемы. Другая грань заключается в том, может ли Кравцов примириться не только с советским, но и нынешним обществом. В котором те самые люди, которые превратили его жизнь в ад, с чьего-то молчаливого согласия не хотят признать его, в глазах закона, репрессированным.

Вся его прежняя жизнь свидетельствует о том, что определенное примирение возможно, но только на уровне отдельных личностей, которые готовы продемонстрировать понимание или сожаление. В его доме, где собираются любители бани, время от времени бывает майор КГБ в отставке Хенн Латт. Странная пара — бывший преследуемый и преследователь. В определенном смысле Латта тоже можно считать диссидентом. В 1980 году его, объявив ненадежным, попросили из органов госбезопасности. Этот факт имеет документально подтверждение. Среди служивших в Эстонии офицеров КГБ другого такого вряд ли сыщешь. Латт мог еще два года репрессировать людей, и имел бы за плечами не 17, а 19 лет службы, которые давали бы ему полное право на российскую военную пенсию — ежемесячных 5000 крон. Но случилось так, что 17 лет, дающие право на пенсию, полностью выпали из его жизни.


И это не преступление?

Жизненный опыт Кравцова свидетельствует о том, что рассчитывать на некое общественное согласие или примирение в эстонском обществе не приходится. История человечества — это история войн.

И еще один вопрос, который хочется задать, когда слышишь историю Кравцова: что это были за люди, отправившие его в психушку. Как известно, объявить человека преступником может только суд. Почему мы, разыскивая тех, кто организовывал репрессии, совершенно не интересуемся такого рода случаями? На обращение адвоката Леона Гликмана в Полицию безопасности та ответила отказом в возбуждении уголовного дела: "…Содержащиеся в заявлении г-на Л. Кравцова данные не дают оснований рассматривать связанный с ним трагический случай на основании статьи 61-й Уголовного кодекса ЭР как преступление против человечности".

Между тем где-то на Гаваях живет Роланд Кашан, которого в середине 1980-х годов тоже упрятали в Черняховскую спецпсихбольницу только за уклонение от службы в армии. И таких людей было немало.


Информация

Отрывки из переписки Леонида Кравцова с властями представляют собой даже не надводную часть айсберга, а лишь частичку этой надводной части.

"Из Вашего заявления усматривается, что Вы являетесь гражданином Эстонской Республики, во время применения к Вам эстонскими правоохранительными органами репрессий проживали в Эстонии, в 1990 году были реабилитированы Верховным судом Эстонии.

В связи с изложенным для выяснения интересующих Вас вопросов по денежной компенсации, установленной для лиц, подвергшихся репрессиям и впоследствии реабилитированных, Вы в настоящее время вправе обратиться в правоохранительные органы Эстонской Республики".

Из ответа Главной военной прокуратуры Российской Федерации на обращение Леонида Кравцова. 7 июня 1999 г.

"Правовая комиссия Рийгикогу не считает возможным инициировать поправки к статьям 10-й и 11-й Закона о возмещении ущерба, причиненного лицу в связи с безосновательным лишением свободы, для придания закону обратной силы".

Из ответа председателя правовой комиссии Рийгикогу Мярта Раска от 23 июля 2003 г.

"Эстонская Республика не обязана компенсировать несправедливость, совершенную в отношении неправомерно репрессированных лиц государствами, оккупировавшими Эстонию в период с 16 июня 1940 до 20 августа 1991 года, поскольку Эстонская Республика не может считаться государством, оккупировавшим Эстонию".

Из постановления административного суда, вынесенного 3 мая 2005 года.

Круг замкнулся — см. ответ Главной военной прокуратуры РФ.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии