Есть ли у нас дискриминация?

 (31)

Не слишком ли часто Европейский Союз грозит нам штрафными санкциями? Причем не только грозит, но и выписывает реальные штрафы на немалые, по нашим масштабам, суммы.

После вступления Эстонии в Европейский Союз Европейская комиссия ("правительство" ЕС) уже 177 раз начинала разбирательства по поводу несоответствия эстонского законодательства евросоюзным нормам и директивам. Большая часть требований Евросоюза, естественно, удовлетворена. Но "дела" по 36-ти несоответствиям все еще находятся в производстве Европейской комиссии.

Удар по стереотипам

Не успели утихомириться страсти по т.н. "сахарному делу", когда Эстонию наказали за чрезмерное количество сахара, скопившегося в нашей стране накануне вступления в Евросоюз, как Европейская комиссия угрожает Таллинну очередным штрафом.

На этот раз по более серьезному поводу. То, что излишки сахара попытались скрыть от Брюсселя — дело, что называется, хозяйское. Так, безобидная хозяйская смекалка, смахивающая, правда, на элементарное жульничество, но с кем не бывает. А то, что наш парламент — Рийгикогу — до сих пор, на шестнадцатом году независимости, так и не удосужился принять закон, защищающий жителей Эстонии от дискриминации, в том числе по языковому и этническому принципу, — это затрагивает сами устои нашего демократического общества.

Не верится, что брюссельские чиновники вот так, с бухты-барахты, хрястнули кулаком по столу: мол, быстро принимайте закон, а не то оштрафуем! Наверняка этому предшествовали, надо думать, многочисленные разговоры и увещевания. Без сомнения, наших политиков и государственных деятелей долго и упорно уговаривали по-хорошему: примите, пожалуйста, закон против дискриминации. Ну что вам стоит? Тем более, что такой антидискриминационный закон — это один из краеугольных камней современной концепции демократии. Хотели в Евросоюз, считаете себя европейцами, так уж, будьте добры, и ведите себя по-европейски.

Но по-хорошему, видно, не получилось, и пришлось Брюсселю в очередной раз прибегнуть к более жестким аргументам. Как сообщил директор бюро Министерства иностранных дел Эстонии по делам Европейского Союза Лембит Уйбо, если Рийгикогу не учтет позицию Европейской комиссии и не примет антидискриминационный закон, то Эстония может подвергнуться штрафу со стороны Брюсселя.

Только после угрозы очередных штрафных санкций министр юстиции Рейн Ланг сообщил, что он "как раз собирается представить подобный (антидискриминационный) закон на рассмотрение правительства". Пресс-секретарь Министерства юстиции Март Сийливаськ сказал, что хотя основные положения нового закона прописаны в Конституции Эстонской Республики, но Европейская комиссия требует, чтобы столь сложная политическая сфера регулировалась бы отдельным законодательным актом.

Позиция Еврокомиссии понятна. В конституцию можно записать все, что угодно. Конституции всех государств, даже самых зверских, написаны очень красиво и с формальной точки зрения к ним не подкопаешься. Даже в конституции полпотовской Демократической Кампучии было записано, что вся власть там принадлежит народу. Тем не менее, это не помешало "красным кхмерам", пытавшимся построить в Камбодже ультра-коммунистическое общество, уничтожить сотни тысяч своих соотечественников.

Так вот, Сийливаськ разъяснил, что хотя § 12 нашей конституции и гарантирует жителям Эстонии защиту от всевозможных дискриминаций, но речь идет о "норме, у которой слишком высокий уровень обобщения, который многим может остаться непонятным, и отсюда проистекает неэффективность защиты".

Здесь уместно отметить, что этот "слишком высокий уровень обобщения" остается непонятным, как правило, эстонским чиновникам разных уровней многих учреждений. Представители Министерства юстиции надеются, что обсуждение антидискриминационного закона в правительстве и Рийгикогу, как и его разнообразная пропаганда среди широких слоев эстонского населения, поможет также "изменить кривотолки и стереотипы, сложившиеся в обществе".

Сексуальная ориентация на первом месте

Цель антидискриминационного закона заключается в обеспечении правовой защиты жителей Эстонии от дискриминации по признаку расы, национальности, цвета кожи, языка, происхождения, вероисповедания, политических и прочих убеждений, имущественного и социального положения, возраста, здоровья или сексуальной ориентации.

ТОП

В перечне признаков, по которым человек может подвергнуться дискриминации, например, при приеме на работу, сексуальная ориентация, как правило, указывается в последнюю очередь. Как своего рода дополнение к более серьезным вариантам дискриминации людей по национальным, расовым или религиозным признакам.

Тем не менее, эстонская пресса выдвинула на первый план именно тематику равноправия сексуальных меньшинств, сделав упор на необходимость защиты геев и лесбиянок от дискриминации по сексуальному признаку. Хотя и дураку должно быть понятно, что в антидискриминационных требованиях Европейской комиссии — это далеко не самый животрепещущий для Эстонии вопрос.

Очевидно, что для Эстонии куда более важное значение имеет обеспечение людей правовой защитой от дискриминации по этническому и/или языковому признаку. Так в чем же дело?

Дело в том, что в данном подходе явственно отражается лицемерность нашей политики. Закон, конечно же, примут, но акцент сделают на защите гомосексуалистов, потому что дискриминации по языково-этническому принципу у нас не может быть по определению.

Здесь уместно напомнить, что Министерство юстиции не в первый раз представляет в правительство проект закона о "равноправном обращении", который рассматривался дважды — в 2002 и 2003 годах — как в правительстве, так и в Рийгикогу. Примечательно, что тогдашнее правительство возглавлял Сийм Каллас, который сейчас является одним из заместителей председателя Европейской комиссии.

Так вот, тогда депутаты Рийгикогу эти законопроекты, что называется, замусолили, сконцентрировавшись на тематике равноправия полов, то есть мужчин и женщин. В конце концов, парламентарии решили, что надо принимать отдельный закон, который бы гарантировал женщинам равные права с мужчинами. Но до сих пор нет общего для всех антидискриминационного закона. Наверное, мы бы еще долго не дождались такого закона, если бы его принятия не потребовала Европейская комиссия.

Уполномоченный по равноправию?

Но зато в октябре прошлого года министр социальных дел Яак Ааб учредил при своем министерстве пост уполномоченного по равноправию полов и назначил на эту должность на пять лет Маргит Сарве. А в сентябре этого года при уполномоченном появился и советник — еще одна женщина — Малль Муйдре. Хотя по логике, да и исходя из принципа равноправия полов, целесообразнее, если бы советником был мужчина.

Но Маргит Сарве говорит, что при подборе советника не пол был определяющим критерием, а знания, образование и предыдущий опыт работы кандидата. Необходимость появления советника объясняется большим объемом работы уполномоченного по равноправию полов. За год работы на имя уполномоченного поступило сорок письменных обращений и несколько телефонных звонков по поводу случаев дискриминации по половому признаку.

Уполномоченный по равноправию полов — это независимый и беспристрастный, самостоятельно действующий знаток своего дела, который следит за соблюдением принципа равноправия полов, принимает заявления о нарушениях полового равноправия и высказывает мнения по возникающим проблемам.

Никто даже и не думает оспаривать необходимость наличия в Министерстве социальных дел уполномоченного по отслеживанию соблюдения равных прав между мужчинами и женщинами. Наверное, мало кто удивится, если при каком-то из наших министерств, например, обороны, появится еще и должность уполномоченного, следящего за соблюдением прав сексуальных меньшинств.

Но очень многим не удастся скрыть своего изумления, если при каком-то министерстве у нас появится уполномоченный, принимающий жалобы на случаи дискриминации по этническому или языковому принципу. Логично предположить, что только с одним-единственным советником ему будет очень трудно справиться с возможным объемом работы.

Наверняка за год гипотетическому уполномоченному по языково-этническому равноправию поступило бы куда больше, чем сорок, жалоб и телефонных звонков по поводу языково-этнической дискриминации. Может быть, именно поэтому такого уполномоченного до сих пор и нет в Эстонии?

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии