Андрей Инешин: мечтаю об олимпийском золоте

 (1)

В пятницу поздно вечером в Таллиннском аэропорту было необычно многолюдно. Официальные лица, друзья и журналисты встречали чемпиона мира по стрельбе Андрея Инешина. По собственному признанию спортсмена, он в этот момент был "на седьмом небе" от счастья.

 — Андрей, какие чувства вы сейчас испытываете?

 — Самые положительные. Прекрасные! Мы так долго к этому готовились и шли, что сегодня я воспринимаю это как заслуженную победу. Тем более, что она первая и досталась очень большим трудом. Эта победа не только моя, но и всех окружающих, которые все это время ждали и трудились. Это победа коллектива, который был рядом и помогал в подготовке, в жизни и во всех делах.

Когда я почувствовал, что смогу выиграть? Наверное, в финальной серии, ближе к концу. Это сразу очень обострило мои внутренние ощущения, добавило нервов и заставило еще более состредоточиться: мое дело мишени бить, а дело судей очки считать.

 — На прошлогоднем чемпионате мира в Италии вы заняли восьмое место, хотя перед последней серией были третьим? Это и есть пресловутые нервы?

 — Это все вместе: и нервы, и эмоции, и техническое оснащение. Дело в том, что полгода назад я поменял оружие — вместо советской модели взял итальянскую, что во многом обеспечило качественный сдвиг в лучшую сторону. Это сродни гонкам, когда "Субару" пытаются обогнать на "Жигулях".

 — Вообще техническое оснащение у соперников сопоставимое?

 — На этих соревнованиях оно уже было примерно одинаковое. У меня было такого же класса ружье, такие же патроны. Можно считать, что все были в равных условиях. А до этого я был на "Жигулях"…

 — Это был вопрос финансирования или вам просто нравились "Жигули"?

 — Нет, просто я человек консервативный, это было мое старое ружье, с которым я много лет выступал. У меня были короткие стволы, сейчас они на 8 сантиметров длиннее, что дает возможность прицеливаться точнее.

 — Получается, что во всех результатах, которых вы добивались с коротким ружьем, вашей заслуги больше?

 — Совершенно верно.

 — Новое ружье — это новая история?

 — Надеюсь, что будет так.

 — В этом году вы уже дважды улучшили рекорд Эстонии.

 — Да, дважды удалось добиться хороших результатов. Месяц назад я набрал 122 очка и поставил рекорд Эстонии, сейчас на чемпионате мира — 123 очка, новый рекорд. Рад, что получилось. Благодаря чему? Думаю, что все правильно рассчитал, всю подготовку правильно спланировал с начала года. В этом году было немножко легче с финансированием: весь зимний период я провел на Кипре, в тренировочных лагерях. И достаточно много было соревнований, где можно было все проверить и подкорректировать. Ну и, конечно, звезды встали как надо, и удача повернулась лицом. В спорте везение — немаловажный фактор.

Сейчас идет стрельба без права на промах. Скажем, в финале у меня, датчанина и чеха было по 123 очка. А следом шли пять человек, набравшие по 122. Один промах — и тебя нет в десятке.

 — Спортивная стрельба это сродни шахматам. Все оснащены примерно одинаково, все знакомы с возможностями соперников и на первый план выходит борьба нервов…

 — Конечно, кто-то смог справиться с волнением, с нервами и эмоциями, а кто-то нет. Трудно с собой справляться, когда форма не очень хорошая, проблемы какие-то, отвлекающие мысли в голове вертятся или просто спал плохо. Чуть-чуть отвлекся — и все: поезд ушел.

 — Как же вы с этим справляетесь?

 — А это секрет. Это только в моей голове.

 — В чем заключается ваша подготовка к сезону?

 — Планомерная подготовка — это определенное количество настрела. Сезон начинается в декабре: зимой идут серьезные нагрузки и в физической подготовке, и в специальной — это здоровье, правильный отдых, массажи. Целый комплекс…

 — Общефизическая подготовка с упором на руки и спину?

 — Нет. Упор делается на развитие координации движения. Я всю зиму и начало осени дважды в неделю играю в минифутбол. Ну и работа с оружием, конечно. Без выстрелов, чтобы почувствовать инвентарь.

 — А психологитческая подготовка?

 — Это то, что наработано годами. С психологами мы не работаем. Помогают тренер, друзья, семья. В тылу должно быть все надежно и хорошо, чтобы ничто не отвлекало от процесса.

 — Как вы пришли в стрельбу?  — Это было в 80 году, я учился в седьмом классе. Увидел в школе объявление и пошел.

 — А я, если честно, ждал историю о том, что отец-охотник с детства брал вас с собой…

ТОП

 — Нет, меня воспитывала одна мама. Правда, она рассказывала, что дед у меня жил в Сибири и был хорошим охотником.

 — У вас была тяга к стрельбе или к оружию?

 — К стрельбе. Я все время пропадал в тире. С воздушки пулял.

 — Что вам изначально нравилось больше: радость от точных попаданий или сам процесс?

 — Сам процесс. Мне очень нравилось стрелять. А когда берешься за какое-то дело, то надо делать его хорошо. Поэтому я старался стрелять метко.

 — Вы, наверное, заядлый охотник?

 — Охотиться, конечно, люблю, но так получилось, что последний раз на охоте был в прошлом году и всего лишь один раз: 19 августа на открытие сезона. Это наша традиция. Встречаем рассвет, идем стрелять. Правда, я тогда так ни одного выстрела и не сделал. Я вообще очень люблю лес, люблю походить, посмотреть, послушать… Это здорово: встретиться с друзьями, которых давно не видел. У меня получился такой романтический поход на природу. Отдых, в том числе и от стрельбы.

 — Байками на охоте обмениветесь?

 — Постоянно. Правда, они в голову приходят только на охоте, у костра. Я их не рассказываю, люблю слушать. Вот одна из последних, которая запомнилась: ездили на охоту. Завалили бурундука. На полторы тонны.

 — Какая реакция у охотников?

 — Сначала все верят. А потом смеются.

 — Знаю, что Союз охотников Эстонии подарил вам лицензию на одного лося. Это ценный приз?

- Да, конечно. Для любого охотника — это очень ценный приз, когда тебе дают лицензию и ты можешь пойти и завоевать ценный трофей. Поехать-то я поеду, но вот буду ли стрелять — не знаю.

Мне было очень приятно такое внимание. Я не ожидал, что меня так тепло и красиво встретят. Растрогался до глубины души. А до этого, сразу после финала, на стрельбище, мне позвонили президент и премьер-министр. Обо всем очень обстоятельно расспрашивали — для меня это стало приятной неожиданностью, что первые лица государства так внимательно следят за судьбой спортсменов и их успехами. Можно сказать, то на седьмом небе был в тот момент. И победа, и такое внимание!

 — Когда случается подобный звездный час, то все хотят поучаствовать в торжестве. А кто поддерживает вас постоянно? - Я шел к этой победе очень давно. В первую очередь, меня всегда поддерживает семья. А материально… Раньше мне очень помогал Дмитрий Мяльсон — огромное ему спасибо. Тренер мой первый — Владимир Бобров. А в последнее время вплоть до настоящего момента большую помощь мне оказывал Мати Марк.

 — Как домашние относятся к вашему занятию?

 — Они очень терпеливо к этому относятся. С большим пониманием и уважением. Бывает иногда устаешь и не хочется идти на тренировки, и тогда семья как раз подталкивает и подбадривает.

 — У вас два сына. Каковы их взаимоотношения с огнестрельным оружием?

 — Да, двое. Старший окончил школу, собирается поступать в институт. В компьютере играет в стрелялки, а большего интереса к стрельбе у него нет. Младший пойдет в сентябре в первый класс. У него вся комната завалена пистолетами. Его беру с собой в лес. Ему все это очень нравится. Поэтому надеюсь, что он встанет на мою тропу: мне есть что ему рассказать, чему научить.

 — В стрельбе практически нет возрастного ценза. Как вы планируете свою спортивную жизнь?

 — Планировать можно все, что угодно. Вопрос с реализацией этих планов. Чтобы что-то планировать, надо хотя бы быть уверенным в финансировании: спорт-то у нас достаточно дорогой. В принципе, если все будет нормально, то планирую еще две Олимпиады отстрелять. Кстати, о возрасте вам скажу: нынешней чемпионке мира по стрельбе канадке Сьюзан Наттрасс 56 лет. Очень красноречивый пример.  — Как вы отдыхаете после напряженных соревнований?

 — Работаю на огороде. Сажаю, поливаю, с тачкой бегаю (смеется). Ничто, кроме тяжелого труда, голову не отвлечет.

 — Вы первым из Олимпийской сборной Эстонии забронировали за собой место в самолете на Пекин. Как оцениваете свои шансы на Олимпиаде?

 — Всегда приятно быть первым. Такие уж спортсмены люди, что не любят проигрывать ни в чем. Даже в бронирвке мест на самолет (смеется). Так что буду дальше работать, потому что главное: на каком ряду в этом самолете ты будешь возвращаться. Как и любой спортсмен мечтаю об олимпийском золоте. Теперь у меня и Эстонии есть золото чемпионата мира, хочется завоевать и главный спортивный трофей.

 — Через две недели пройдет чемпионат Европы, а затем финал Кубка мира. Соперники будут те же. Как будете готовиться к этим стартам?

 — Да, на протяжении многих лет стреляют практически одни и те же люди. Тем более, что в финале чемпионата мира стреляли все европейцы. Соперники известны: итальянец Бинелли — олимпийский чемпион, россиянин Валерий Шомин — дважды серебряный призер чемпионатов мира, украинец Микола Мильчев — олимпийский чемпион Сиднея, Ян Сычра из Чехии, норвежец Броволд, датчанин Хансен. Конечно, всех я прекрасно знаю. С Сониным и Мильчевым мы были членами юниорской сборной СССР. Вот сегодня звонил бывший тренер сборной Советского Союза, у которого мы в то время тренировались, поздравлял. Все отношения сохранились. Все друзья, все братья. Вне стрельбы. А на стрельбище, конечно, соперники.

 — На соревнованиях вы в первую очередь боретесь с соперниками или с собой?

 — Скорее всего, с собой. Каждый старается победить себя: какие-то свои страхи, какую-то неуверенность. Кому это лучше удается, тот и побеждает.

 — Через две недели стартует чемпионат Европы, а затем через месяц последний старт сезона — финал Кубка мира. Ваши ожидания от этих стартов?

 — Приложу максимум усилий, чтобы добиться хорошего результата. Посмотрим, сколько будет сил. Времени не так много осталось на восстановление и подготовку. Надо работать. Как говорится: терпение и труд все перетрут.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии